Ливийские догонялки

Автор:

В номере: 2009

Тем не менее, все это не означает, что любое дело, за которое они берутся, обречено на успех. Порой бывает даже так, что, добившись нужного результата, немецкие посредники все равно остаются ни с чем – как это произошло в завершившейся только что многолетней истории с пятью болгарскими медсестрами и палестинским врачом, приговоренным к смерти в Ливии по обвинению в намеренном заражении вирусом СПИДа ливийских младенцев. Именно немцы год за годом дотошно и последовательно работали над их освобождением, именно немецкие посланники, по просьбе правительства Болгарии, уговаривали и уламывали «черного полковника» Муаммара Каддафи, всех судей, занимавшихся этим делом, всех родственников, желавших не то вендетты, не то материальной компенсации… Именно Германия, от имени и по поручению Евросоюза, взяла на себя обязательства по выплате немалых денежных сумм родственникам пострадавших детей, если те сменят гнев на милость и согласятся перестать требовать казни уже приговоренных медиков. И в тот самый момент, когда немцы, казалось бы, могли с гордостью вертеть в пиджаках дырки для орденов – дело сделано, приговоренных медработников ливийские власти вот-вот выпустят… в историю вмешалась совершенно не имеющая к ней ни малейшего отношения новоиспеченная «первая леди» Франции: Сесилия Саркози в любезно предоставленном ей мужем-президентом самолете порхнула в Ливию, встретилась с Каддафи и, мило улыбаясь, в стиле Айболита попросила: «Отпусти ты их домой!». Можно предположить, что «черный полковник» пожал плечами и галантно удовлетворил просьбу мадам Саркози – почему бы и нет, все равно так или иначе отпускать…

Отныне и навсегда спасение болгарских медсестер и палестинского врача будет называться «дипломатическим успехом Франции». Не потратив ни единого литра керосина на «челночную дипломатию», не лишившись ни единой нервной клетки в долгих и изматывающих переговорах и, что самое важное – не потеряв ни одного евро на выплатах компенсаций ливийским властям и родственникам зараженных (каждая семья получит по миллиону долларов), супружеская чета Саркози снискала лавры спасителей несчастных заключенных. Николя Саркози, выступив по телевидению через час после того, как самолет с отпущенными на Родину болгарскими медсестрами приземлился в Софии, гордо заявил: «Долгий путь страданий позади!». Он прав: долгий путь, проторенный от начала и до конца немецкими дипломатами, пройден его женой за сутки. Как написала по этому поводу газета «Ле Паризьен»: вполне можно представить себе, что в скором времени Сесилия Саркози в спортивном «Шевроле» на последнем этапе выиграет велогонку «Тур де Франс».

Как бы там ни было, а все шестеро приговоренных к смерти медиков благополучно избежали казни – сразу по прибытии в Софию, не успев еще сойти с трапа самолета, они узнали, что условие, поставленное ливийскими властями в качестве основного для освобождения узников, выполнено не будет: сидеть в болгарской тюрьме им не придется. Президент Болгарии Георгий Парванов помиловал всех шестерых. Строго говоря, он тем самым нарушил не только договоренность с Ливией, но и элементарные международные законы: своих-то медсестер он помиловать имел право, а вот врача-палестинца – не совсем, тут требовалось согласие президента Палестинской автономии Махмуда Аббаса, а также президента Израиля Шимона Переса (ведь Палестина юридически по-прежнему остается пусть и автономной, но израильской территорией). Впрочем, два этих политика выразили свое согласие постфактум, так что и с этим вопросом разобрались.

Недовольны остались лишь ливийцы: узнав о помиловании, многие из них вышли на улицы Триполи, выражая свое возмущение этим решением. Объединение семей пострадавших выступило с заявлением о том, что болгарские власти и Евросоюз в целом «выказали отсутствие уважения к жертвам преступления» и глубоко оскорбили их чувства. Президент Франции Николя Саркози, вслед за женой приехавший в ливийскую столицу уже с официальным визитом, вынужден был выслушать немало горьких слов от Муаммара Каддафи – хотя последний вряд ли отчитывал своего французского коллегу от души – скорее, полагают комментаторы, ему пришлось это сделать ради укрепления собственного авторитета в глазах народа: ведь только узнав о помиловании болгарского президента, он сказал совсем иное: «Вопрос решен. Мы получили гарантии нормализации отношений с европейскими странами и заключения партнерского соглашения с Евросоюзом». Именно это и было правдой и главной целью всех переговоров: Ливия ищет сближения с ЕС. Теперь же, с помощью истории с болгарскими медсестрами, ливийское руководство добилось подписания с Брюсселем меморандума, дающего Ливии небывалые доселе преимущества в отношениях с европейцами: во-первых, Европа открывает свои рынки для ливийской сельскохозяйственной продукции – а это миллиарды евро для экономики страны. Во-вторых, ливийские студенты, до сих пор не допускавшиеся в европейские университеты (исключение составляли политбеженцы из страны или дети от смешанных ливийско-европейских браков, обладающие гражданством одной из стран ЕС), отныне не только получают право учиться в них, но и целевые европейские гранты на это обучение. В-третьих, Каддафи и Саркози подписали соглашение, по которому французы построят в Ливии несколько атомных электростанций. Ну, и, в-четвертых, в качестве своеобразной «оливки в мартини», ливийские археологические памятники будут восстанавливаться за европейский счет.

Муаммар Каддафи, похоже, твердо решил сделать ставку на Европу. Первые признаки этого сближения проявились еще несколько лет назад, когда Ливия согласилась перехватывать стремящиеся на юг европейского континента потоки беженцев – за это ливийские пограничники получили огромное количество транспорта, снаряжения и оружия европейского производства. С тех пор они, следует признать, весьма эффективно выполняют свои обещания, а в Европе Ливия постепенно превращается в глазах общественности из «страны-террориста» в дружественное государство. Муаммара Каддафи европейская пресса больше не называет «ливийским диктатором», а о взрыве берлинской дискотеки «La Belle» в 1986 году, сегодня старается никто не вспоминать. Как заявил Николя Саркози в Триполи, «пришла пора ввести некогда отверженное государство обратно в международное сообщество». В 30-е годы президент США Франклин Делано Рузвельт сказал о никарагуанском диктаторе Сомосе-старшем ставшую крылатой фразу: «Конечно – он сукин сын, но это наш сукин сын». Похоже, в лице Каддафи Европа обзавелась теперь собственным «нашим сукиным сыном».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!