Кому в ФРГ жить хорошо?

Автор:

В номере: 2009

В Германии постепенно растет социальное напряжение – факт, на который не раз уже обращали внимание немецкие СМИ самых разных политических направлений, и которого до сих пор предпочитали не замечать представители правящей коалиции. Однако теперь об этом недвусмысленно заявил не кто-нибудь, а президент ФРГ Хорст Келлер – высшее должностное лицо государства. В своем интервью газете Handelsblatt он осудил немецких промышленников и менеджеров высшего звена за безудержную жадность: и без того внушительные доходы «руководящего звена» в минувшем году росли, как на дрожжах, в то время как у работников этих фирм зарплата в лучшем случае оставалась на прежнем уровне.

Экономический подъем, о котором говорят все, коснулся исключительно «боссов», а простые рабочие и служащие вынуждены либо пробавляться просьбами потерпеть, либо устраивать изматывающие нервы забастовки ради пары процентов надбавки. Подобная тенденция, полагает президент Германии, не может не привести, в конце концов, к взрыву: «Топ-менеджеры должны понять, что их поведение оказывает негативное влияние на все общество», — заявил он в интервью.

Хорст Келлер, пожалуй, лучше других знает, о чем говорит: седьмой сын бедного крестьянина, он слывет в Германии не только «человеком, который сам себя сделал», но и весьма совестливым политиком (как бы странно это словосочетание ни звучало). Будучи исполнительным директором МВФ, он запомнился сотрудникам тем, что на протяжении трех лет дважды отказывался от повышения своего жалования, полагая этот шаг «социально неоправданным». Его призыв к социальной справедливости был поддержан почти во всех слоях немецкого общества. Почти – потому что те, к кому он адресован, «капитаны» немецкого бизнеса, предпочли либо проигнорировать слова президента страны, либо резко возразить: так, один из наиболее известных в Германии банкиров, руководитель Deutsche Bank Йозеф Аккерман, заявил, что «это вопрос рыночных отношений: если лучшие менеджеры страны не будут получать столько, сколько они стоят – они станут лучшими менеджерами какой-нибудь другой страны». Лучший менеджер банковского сектора заработал в 2007 году 25 миллионов евро, увеличив свой доход на четверть по сравнению с 2006 годом. Однако и он может лишь завистливо вздыхать, глядя на годовой заработок шестерых высших руководителей концерна Porsche – их общий доход оказался лишь немногим ниже 113 млн. евро, причем председатель правления фирмы Венделин Видекингс получил львиную долю – порядка 40 млн. Чистая прибыль же компании, составлявшая в 2006 году 2,1 млрд. евро, выросла в 2007 году более, чем вдвое – 5,9 млрд. При этом заработная плата у рабочих и служащих не поднялась ни на евро.

Неудивительно, что подобная несправедливость привела к недовольству в широких кругах немецкого общества: ситуация, подобная той, которую можно наблюдать на Porsche, так или иначе отражает положение дел в большинстве немецких фирм. При этом общий рост цен в стране привел к тому, что инфляция достигла немыслимого даже в годы кризиса порога – 3%. То есть, не уменьшившись формально, на деле зарплаты жителей ФРГ ощутимо «похудели». По мнению президента Германии, такая ситуация, по большому счету, вредна и для самих фирм: «Социальный мир, так или иначе, является одним из важнейших преимуществ немецкой промышленности», — считает Келлер. Его предложение – привлечь работников к распределению прибыли предприятия, сделав их акционерами. Однако в этой, в принципе, здравой, хотя и далеко не новой идее есть существенный изъян: финансовые кризисы, один за другим разражающиеся на мировых биржах, заставляют простых, не связанных с высшей экономикой людей опасаться биржевых спекуляций. Они предпочитают получать надбавки в реальных деньгах, а не в акциях.

С другой стороны, Хорст Келлер, требуя от правительства Германии дальнейших реформ, предостерегает от дебатов на тему распределения денег – дебатов, которые так или иначе пытаются завести руководители «левых» партий – социалистов и социал-демократов. «Социальная справедливость не есть простое распределение средств» — подчеркнул президент, — «главная задача в Германии по-прежнему – создание рабочих мест. Счастливая жизнь – не предмет распределения «сверху».

В том же духе высказалась накануне и канцлер ФРГ Ангела Меркель, выступая в Бундестаге – однако ее речь оказалась подпорчена утверждением, что «экономический подъем в стране наконец-то стали ощущать на себе все». Непонятно, какими цифрами руководствовалась канцлер, однако то, что в самом деле ощущает на себе каждый житель Германии – это не экономический подъем, а волна подорожаний, порой совершенно неоправданных, необходимость экономии – большая, чем во времена правления «красно-зеленой» коалиции Шредера, а также растущая неуверенность в завтрашнем дне. Недаром столь чувствительный показатель, как индекс покупательской активности GFK, в предрождественские и предновогодние дни упал на целый пункт (со 119 до 118), вместо того, чтобы подняться. Немцы не могут позволить себе раскошелиться на рождественские подарки. И неудивительно, что рейтинг популярности самой Ангелы Меркель также упал: по опросам, 60% немцев полагают, что канцлер заботится исключительно о соблюдении интересов самых богатых членов общества, предоставляя остальным позаботиться о себе, как смогут.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!