Дефицит общения

Автор:

В номере: 2009

Барьер к общению

Вырвала нас жизнь из привычного круга общения, остались там близкие друзья, добрые коллеги, с которыми, согласитесь, были как одна семья.

Языковый барьер, о котором мы говорили там, несколько отстранено, лишь, как об удачном словосочетании, полагая, что уж нас-то это не коснется, здесь, в новой жизни, ощутили на себе. Поначалу стал наш «немецкий» барьером к общению. Потом, со временем, начали мы вживаться в новое общество, с его писанными и неписанными законами, которые нам казались странными, лучше или хуже, это другой вопрос, главное «не нашими». Стали привыкать к людям, говорящим на другом языке. Многие из нас вновь обрели круг общения. А вот некоторые замкнулись в собственной скорлупе, пеняя на немецкий менталитет и прочие странности окружения, в котором теперь приходится жить.

Когда десять лет назад, с круглыми глазами, сошла я с трапа самолета во Франкфуртском аэропорту, нас с семьей встречала родня мужа да несколько друзей, приехавших сюда раньше. Это и был поначалу весь круг моего общения. Тогда казалось, мир сузился до ужасающих размеров. И, возможно, жизнь стала бы гораздо беднее и неинтереснее, да, к тому же, замучила бы ностальгия, если бы не появилась отдушина – возможность заняться любимым делом: писать. И теперь я не могу пожаловаться на отсутствие знакомых. Со многими, у кого брала интервью, поддерживаю добрые отношения. И если у меня выпадает свободный вечер, то тут же возникает проблема, с кем пойти пить кофе, не в плане того, что не с кем, а как раз таки наоборот.

С Ларисой Мирчевской, помню, мне посоветовал сделать интервью Николай Тайхреб (светлая ему память), в то время не только возглавлявший землячество российских немцев во Франкфурте, но и объединение художников из России. «Не пожалеешь!»- сказал тогда Николай. Я не пожалела. Женщина неординарная, талантливая. Для меня Лариса стала человеком, вселяющим веру и оптимизм, а также своего рода генератором идей. Порой одна- две фразы, сказанные ею вскользь, хотя и неслучайно, наталкивают на новую тему. Помню, у нас с ней шел разговор о том, что здесь наши люди чувствуют себя оторванными от общества, на что Лариса мне сказала: «Считаю, каким был человек там, таков он и здесь. Если всегда был дом открытым – в одночасье двери не захлопнутся. Если находил дело, то уже не сможешь сидеть, сложа руки. От кого чего ждать? Надежды только на себя. Создам себе круг друзей, значит, будет куда пойти, с кем общаться, не будет молчать телефон. Куплю книги и газеты – будет что читать. Я всегда надеялась только на себя, на свою голову и руки. Глубоко убеждена, что человек сам создает свою жизнь. Нельзя жить прошлым, оно тянет назад. И будущим питать себя бесполезно – его может и не быть. Научиться бы ценить Сегодня. Осень? Будет весна. И любимые глаза. Долгожданное письмо. Мягкий хлеб и горячий кофе. Пища для ума! Не предали и не обманули… И сегодня я моложе, чем завтра».

«Ангел – хранитель»

И еще одно воспоминание. Когда мы только приехали в Германию и жили в общежитии для переселенцев в Швальбахе, нашим ангелом- хранителем стала фрау Вальк. Милая интеллигентная женщина, она ненавязчиво была постоянно рядом: выбивала нам квартиру, помогала моей дочери, чтобы перевели ее во Франкфуртский университет. А сколько она помогла в мелочах, которые тогда казались нам глобальными проблемами, потому что мы не знали, с какого места к ним подступиться, давала советы, ведь именно в этом каждый из нас нуждается в первое время больше всего. И, думаю, многие вспоминают добрым словом своих «ангелов-хранителей».

…Та земля, где жили их друзья, не принимала, а родственники только собирали в Казахстане свои чемоданы. Тогда Ольга Гекман закрыла глаза и ткнула пальцем в карту, хотя не привыкла полагаться на случай. Так Гекманы оказались в этих краях. Прошло много лет, а Ольга все вспоминает об этом «выборе» и рада, что случайность оказалась счастливой. «Язык я знала на школьном уровне, — вспоминает то время моя собеседница. – Что-то могла элементарное сказать, что-то прочитать, а понять было труднее. Когда только приехали, сразу утонули в море писем. Я шла с ними по очереди – то в Красный Крест, то в Каритас. А потом мне дали номер телефона и адрес какого- то мужчины, который помогаем нашим. Поскольку позвонить по телефону местному немцу для нас казалось немыслимым, то решили с мужем поехать к нему, думали, не выгонит же. Кажется, нашли все по карте, тем не менее, исколесили на велосипедах весь город. Шел дождь со снегом, мы промокли, продрогли и все же доехали. Позвонили, открывает дверь мужчина, под два метра ростом и спрашивает по- немецки, что он для нас может сделать? А мы стоим, язык проглотили. И все же он нас понял. С тех пор он стал нашей палочкой – выручалочкой, если удобно будет так сказать об этом прекрасном человеке. Господин Хейхт – бывший военный, член Bundes der Vertrieben. Помогает каждому, кто в этом нуждается. С тех пор у нас сложились даже дружеские отношения. Они с супругой приходят к нам в гости, мы к ним». «Когда слышу, как наши переселенцы начинают хаять местных, я говорю, что нужно самим быть искренним, приветливым, улыбаться, тогда к тебе станут так же относиться, — замечает Ольга (И с этим я тоже не могу с ней не согласиться. По себе знаю). — А если ты будешь дичиться, ждать подвоха, то на искренность других можешь не рассчитывать. Когда мы решили купить дом, то соседи естественно не могли не обратить внимания на наш акцент. Поэтому чтобы предотвратить какие- то кривотолки или ненужные домыслы, поговорила с каждым, рассказала, кто мы, откуда, что хотим пустить здесь корни, остаться на всю жизнь. И никто нам никогда слова плохого не сказал. У нас в России всегда было много друзей, мы постоянно встречались. Так же и здесь – приходят к нам соседи, мы сидим у камина, пивко пьем, играем в карты. Живем не хуже, чем раньше. Хотя пришлось начинать в буквальном смысле с нуля. Переучивались, получили новые профессии, обустроились. Сейчас строит дом младший брат, все ему помогают. Когда у свекра был юбилей, собралась вся родня. Я посмотрела сколько нас… Есть уже дети, которые здесь родились, для кого Германия станет не исторической родиной, как для нас, а родной землей. Так что приживаемся. Я уверена, у того, кто стремится чего-то достичь, все получится, было бы желание. А если только плакаться, то и за двадцать лет можно не прижиться, чувствовать себя вечно в гостях». Думаю, многие переселенцы и иммигранты могут добрым словом вспомнить тех людей, которые встретились им и протянули руку помощи. Однако наивно было бы полагать, что через пять- десять лет наши проблемы исчерпывают себя. Случается, что, откуда ни ждешь, приходит письмо, а в нем…(это уже в зависимости от обстоятельств), и ты не знаешь, как поступить, по каким инстанциям ходить и в какие двери стучаться.

А адресов, куда можно обраться за помощью, и не только на первом этапе нашего «великого переселения», немало. Можно, без сомнения и стеснения прийти в любую кирхе, там всегда есть человек, который поможет. А кто не знает такую организацию, как Каритас? Думаю, каждому из нас приходилось туда обращаться. И все же назову, на всякий случай, сайт в Интернете, где легко можно найти нужный адрес: Deutscher Caritasverband e.V- E-Mail& info@caritas.de.

А Красный Крест? (Deutsches Rotes Kreuz, Drk). Здесь тоже помогут разобраться с вашими проблемами. Вот только несколько адресов во Франкфурте:

Deutsches Rotes Kreuz, Drk Ortsvereinigung

Pfaffenwiese 46A, Frankfurt — 069/364944
Ortsangaben und mehr »

Deutsches Rotes Kreuz

Gutleutstr. 17, Frankfurt — 069/234092

Deutsches Rotes Kreuz Bezirksverband Frankfurt e.V …

Burgstr. 95, Frankfurt — 069/459026
Сайты в интернете: www.drk.de/adressen/index.htm

www.drk.de/helfen/index.html

А если уж ваша проблема окажется здесь не по силам, тогда – к адвокатам, в нашем журнале есть адреса. Молодые люди или те, кто работают не первый год, в основном, знают, куда обращаться. Другое дело- люди пожилые. Одна моя знакомая (в той жизни главный инженер солидного предприятия) рассказывала, что перед тем, как идти в какой-нибудь амт, она репетирует свою «речь», но как только заходит в кабинет, и с ней начинают говорить по-немецки, она тут же забывает даже то немногое, что знала.

Из-за страха, что их не поймут, многие не обращаются за профессиональной помощью, а пользуются «испорченным телефоном». Слушают и передают друг другу, кто что сказал. А все, в основном, такие же «знатоки». И получается, что проблемы нарастают как снежный ком. В этой связи – полезный адрес для пожилых людей: Zentrale Koordinierungsstelle, Jugend-und Sozialamt, Rathaus fuer Senioren, Hansaallee 150, 60320 Frankfurt, Tel.069- 212 339 94, 069- 212 341 94 und 069- 212 344 64.

Редакция нашего журнала тоже по мере возможности старается помочь своим читателям. Мы организовали «Прямую линию». На вопросы отвечает наш «дока» Вадим Горелик. Человек удивительной компетентности, он за это время стал популярным у читателей, не будет преувеличением сказать, что одним из читаемых авторов. А его статьи по социальной тематике — вне конкуренции. Вот только добавило ему это хлопот, домашний телефон Вадима узнают «через вторые руки», и теперь редакционная «Прямая линия» не ограничивается для него средами, указанными в «Neue Zeiten».

Одиночество

Нельзя сказать, что проблема одиночества, особенно стариков, остро стоит здесь только перед нашими соотечественниками.

Встретила позавчера соседа, он негласно за старшего в нашей пятиэтажке. Всегда в гуще событий, в курсе всего, что делается в каждой из десяти квартир, и всегда первый, если что… Когда бы ты ни уходил из дома или ни приходил, глянешь на балкон — Лео там, если, конечно, не объезжает на велосипеде «свои владения», ведь чувствует он себя «начальником Чукотки», вся улица – его родные пенаты. Сейчас он был на своем транспорте. Поздоровалась с ним как обычно, и хотела бежать дальше, потому что как всегда вышла из дому тютелька- в тютельку к автобусу. Но не тут –то было.

«Галина,- окликнул меня Лео, радостный и счастливый. — Знаешь, я уже ящик пива купил, две бутылки вина, и мясо заказал. Сегодня мне семьдесят пять исполнилось». После того, как поздравила его, стала спрашивать (все равно теперь на автобус опаздывала, придется следующего ждать), кто придет к нему в гости? Дети, а их у него четверо, внуки (здесь не могу сказать, потому что ни разу не видела), другие родственники, друзья? «Не знаю точно, — столь же радостно сказал Лео, явно склонный поговорить. — Пока еще никто не звонил, не поздравлял, но думаю, что сегодня вечером заедут, хоть ненадолго».

На следующий день снова встретила Лео, он на велосипеде отправился за свежими булочками. «Как прошел Ваш день рождения?» — теперь уже остановила его я. «Еда была, пиво было, вино»,- тусклым голосом сказал Лео. Я догадалась, что никто не приехал, и не стала спрашивать. А он это понял, и тоже ничего не стал говорить. Мы попрощались и пожелали друг другу, как всегда, хорошего дня. «Знаешь, Галина, — уже в спину сказал мне сосед. — Мои дочери много работают, а у внуков своя жизнь. А мы с женой хорошо посидели. Жалко, твоего Лорда уже нет (умер от инфаркта мой любимец — мраморный дог), а то бы ему мясо отдал, нам ведь с женой столько не съесть». Тут я, возможно не к месту, вспомнила, что порой доставалось Лордяшке много мяса, то от Лео, то от Эрнста (наверное, также ждали они тогда своих близких, но, увы…)

Помню потрясение моей дочери, когда рассказал ей ее новый знакомый, мальчик из местных немцев (это был первый наш год пребывания в Германии), что не был он у своих родителей уже месяца четыре, хотя живут они в одном небольшом городишке — в Швальбахе, а звонит он родным раз в две-три недели. Еще больше Жанна была удивлена тем, что мама этого мальчика, когда тому только исполнилось восемнадцать лет, предложила сыну перебираться в другую квартиру, тем более, что государство предоставляет молодым жилье без проблем. Мальчик, а звали его, если память мне не изменяет, Тим, просил, пожить дома хотя бы, пока он закончит первый семестр, но мама была категорична: пора начинать самостоятельную жизнь. «Мамочка, а ты меня до сих пор автоматически берешь за руки, если мы переходим улицу», — заметила тут моя дочка, и, знаете, я не почувствовала осуждения в ее голосе, а наоборот – тепло.

Жизнь, это — бумеранг. Что отправишь, то к тебе и вернется. Знакомая врач рассказывала, что перед рождеством, другими большими праздниками в больницах увеличивается количество пациентов- стариков, туда их «определяют» дети, чтобы в праздники не висел «груз», и могли они спокойно отдохнуть. А столь распространенные здесь интернаты для престарелых? Не берусь судить, хорошо это или плохо. С одной стороны, условия там неплохие. С другой — все же как-то не укладывается в голове, чтобы я жила спокойно если бы (не приведи Господь) определила маму или папу в дом престарелых. Хотя здесь это явление обычное. «Мы все в старости будем в домах престарелых, — сказала родственница моего мужа, когда у нас зашел на эту тему разговор. — Детям будет не до нас, сама знаешь, как приходится в Германии работать, каким трудом деньги здесь достаются. Так что не до сантиментов. Будут изредка навещать нас по выходным, и то мы рады будем. Посмотри, пол-Германии так живут». Не хочу загадывать наперед, но, признаться не хотелось бы так…

«Много пожилых людей хотят общаться, но их повседневные проблемы и болезни мешают им в этом», — так считают, в частности, сотрудники St. Katharinen- und Weissfrauenstift, eine Stiftung des oeffentlichen Rechts. Они пытаются решить проблему одиночества стариков и приглашают в свободное время на мероприятия, которые здесь регулярно организуются (Tel: 069 – 156802-02 oder im Internet: www. stkathweis.de).

И еще об одной интересной идее. В 2000 году стартовала во Франкфурте программа «Активное соседство». Название говорит само за себя. За эти семь лет накоплен такой опыт работы, что те, кто придут туда, не пожалеют. Информацию по программе «Активное соседство» можно получить по Интернету:
www. frankfurt-sozialestadt.de oder Tel: 069- 21235331

Кто поспорит с тем, что можно чувствовать себя остро одиноким и среди множества людей, или еще хуже — одиноким в своей семье? Правда, каждому из нас иногда хочется побыть одному, отключиться, расслабиться. Главное, не застрять в одиночестве.

Запомнилось когда-то где-то у кого-то прочитанное: одиночество — не выбор, а данность: мы приходим в мир одни и уходим одни. Точно подмечено. И еще: одиночество — это невостребованность. Не стоит чувствовать себя жертвой обстоятельств, каждый из нас достоин своей судьбы. Одиночество беспричинным не бывает. Хотите иметь друзей — станьте сами хорошим другом, хотите иметь любимого — научитесь любить сами.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!