А впечатление-то осталось…

Автор:

В номере: 2009

Прошедший в первой половине февраля четырехдневный визит премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Германию не был обделен вниманием прессы. Сейчас, по прошествии времени, когда накал страстей несколько поутих, есть возможность (и – необходимость!) для тщательного и непредвзятого анализа. И начать его с похвалы … США. Есть, все-таки, у американцев определенные положительные моменты, которые не грех было бы использовать и политикам других стран. Я о том, что в далекой от «старушки-Европы» заокеанской стране живут исключительно ее граждане. С небольшим вкраплением тех, кто таковыми должен стать в ближайшем будущем, а также нелегалов, которые спят и видят, как бы быстрее обрести законный статус пребывания в стране. Есть американцы ирландского, польского, китайского происхождения, выходцы из России, Румынии, Австрии… Но все они – граждане США. И никак иначе.

А теперь – ответ федерального канцлера Германии Ангелы Меркель (Angela Merkel) на выступление ее турецкого коллеги перед соплеменниками в Кельне: «Я являюсь канцлером и немецких турок. Они для меня так же важны, как и те граждане, которые на протяжении последних пятисот лет называют себя немцами». Уловили разницу? «Немец турецкого происхождения» или «немецкий турок». Кстати, по отношению к русскоязычному населению страны подобного определения что-то не припоминается. То есть, российские немцы (заметьте: не немецкие русские!) и приехавшие по еврейской или рабочей эмиграции должны в скором времени забыть свои корни и ассимилироваться. Так это будет или нет, все ли хотят именно ассимиляции – тема для отдельного долгого и непростого разговора.

Здесь же, предвосхищая возражения (а то – и возмущения) вдумчивого читателя, хочу заметить, что поздние переселенцы действительного приехали в Германию как российские немцы. И честь и хвала всем, особенно представителям старшего поколения, сумевшим на просторах СССР сохранить язык и культуру предков, и передать ее по наследству детям и внукам. А то, что отдельные представители коренного населения (не будем в рамках одной статьи проводить статистические исследования) на бытовом уровне называют многих из приехавших по этой линии русскими – другая сторона той же медали.

Интересно другое. В русско-турецком вопросе Германия, похоже, наступила на свои же «грабли». Одно дело считать живущих до поры, до времени в другой стране людей немцами (что в большинстве случаев отвечало и их национальному самосознанию), и совершенно другое – продолжать считать турками живущих (а то – и родившихся) в собственной стране.

В случае с поздними переселенцами это был плюс для обеих сторон. Как политический, так и морально-этнический. А вот когда «чужие» в своем доме… Ведь господин Эрдоган, подчеркнув необходимость интеграции проживающих в ФРГ турок, в то же время назвал «ассимиляцию преступлением против человечности». Турки, по его мнению, должны сохранить свою культуру и идентичность, вплоть до основания в Германии турецких школ и университетов. Глава консервативного Христианско-социального Союза Эрвин Хубер (Erwin Huber) позже назвал это предложение «ядом для интеграции», а бургомистр Кельна, христианский демократ Фриц Шрамма (Fritz Schramma) предостерег в этой связи от «образования параллельного общества».

На трибунах «Koeln Arena», собравшего почти 16 тысяч турок, в тот день можно было увидеть в основном турецкие флаги, редкие синие полотна Европейского Союза терялись среди них. Свой же визит в Германию господин премьер-министр начал с Людвигсхафена, посетив руины сгоревшего жилого дома, где в результате пожара погибли 9 человек – выходцев из Турции. Эрдоган выступил там в роли мудрого государственного деятеля, стремящегося к примирению. Он похвалил немецких полицейских и пожарных, а турецкие средства массовой информации призвал не нагнетать атмосферу. Кстати, по сообщениям немецкой прессы, «в катастрофе, случившейся 3 февраля, погибли 9 человек, 60 получили ранения, большинство из них – выходцы из Турции». Возникает законный вопрос: какова же национальная принадлежность остальных пострадавших? Об этом нигде ни слова. То есть, остальные не вписываются в заданную тему…

Хорошо, если немецкие полицейские и пожарные удостоились похвалы высокого гостя, зачем было присылать им «на помощь» нескольких коллег из Турции? И почему немецкая полиция должна была опровергать слухи о поджоге дома на расовой почве? Вроде бы в Германии до сих пор не было для этого оснований. И есть надежда, что не будет и в будущем. С другой стороны, по мнению газеты «Pforzheimer Zeitung», отношения между двумя народами далеко не безоблачные. «С обеих сторон до сих пор ощущается определенное недоверие. У него давние корни. На сложившуюся ситуацию, помимо прочего, повлиял тот факт, что о процессе интеграции заговорили лишь в 1990-е годы, то есть с большим опозданием. Политики должны были гораздо раньше признать важность этой проблемы».

Так что выступление господина Эрдогана (первая, кстати, акция подобного рода в истории ФРГ) легло на не совсем целинную почву. И каковы будут его отдаленные последствия сейчас невозможно предположить. Очень хочется верить, что таковых не будет вообще. В крайнем случае – негативных. И у политиков, и у жителей Германии хватит выдержки и мудрости, чтобы решать имеющие и возникающие вопросы к всеобщему благу. А наиболее щекотливые цитаты из высказываний премьер-министра Турции так и останутся обычной политической риторикой. Не имеющей под собой реальной основы и никого ни к чему не обязывающей. Только все равно на ум невольно приходит фрагмент из старого анекдота: «Я теперь абсолютно уверен, что вы ни в чем не виноваты, но впечатление-то осталось».

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!