Новые бедные

Автор:

В номере: 2009

Критерий бедности

По данным Федерального статистического ведомства, доходы около 14 процентов немцев не превышают показателя, считающегося в Германии критерием бедности: 60 процентов от среднегодового дохода по стране, исчисляющегося суммой 15617 евро. Большинство нуждающихся являются пенсионерами (а сколько имеем мы? Не трудно подсчитать, по меркам этой страны, к какой категории относится большинство из нас).

Падение уровня жизни за последнее десятилетие ни для кого в Германии не было секретом. Понимая, что социальное государство трещит по всем швам, бывший канцлер ФРГ Герхард Шредер взялся за широкомасштабные реформы. Но они не улучшили жизнь тех, кто особенно нуждается в социальной защите.

Данные исследования, опубликованные в немецкой прессе, ошеломили страну и стали толчком для новой острой дискуссии. Роль инициатора в ней играла Социал-демократическая партия Германии. Как сообщила газета Bild am Sonntag, руководство партии рассматривает результаты исследования как «настоящий общественный скандал». Лидер социал-демократов озабочен тем, слишком много людей в Германии потеряли надежду поправить свое социальное положение.

Легких денег не бывает

Когда я ехала в Германию, была полна надежд и амбиций. Даже не сомневалась, что и здесь будет у меня в журналистике имя (в немецкой прессе, естественно). Неужели уж, думала, язык не освою? Ведь мне всегда все легко давалось… Но потом с горечью осознала, что русскоязычной журналистке сделать здесь блестящую карьеру вряд ли удастся (хотя, есть, наверное, более удачные примеры, но, признаться, лично я с такими счастливчиками не знакома). Были какие-то проекты, прожекты, которые давали надежду, но потом лопались, как мыльные пузыри. И снова обещания, ожидания и разочарования. Коммерческой жилки у меня нет, так что о своем деле даже не помышляла. Хотелось нормально работать и нормально зарабатывать, и как – то, после очередного «мыльного пузыря» решила: пойду хоть на фабрику. И больше не буду писать. Ни строчки.

Никогда не забуду свои первые рабочие дни. Стояла на конвейере, упаковывала лекарства, и так хотелось на все плюнуть, вернуться назад, в ту, наполненную смыслом, устроенную жизнь. Маленькими, злыми молоточками стучало в голове: «Ради чего все это? Здесь ли мое место?» Потом привыкла, и даже находила что-то привлекательное в этой работе. Помимо денег, которые регулярно появлялись на моем счету, — было общение на немецком языке с коллегами разных национальностей. Сколько я до этого, с усердием старательной школьницы учила целыми днями язык и список неправильных глаголов, а вот «язык» все не шел. Теперь же оказалось, что зубрила не зря. Потом настало время, когда поняла, — не хлебом единым…

Вновь села за компьютер, стала заниматься своим любимым делом (журналистика – мое призвание с детства), но… теперь — в свободное от основной работы время. С фармацевтического предприятия я, конечно же, ушла, теперь уже мой «язык» позволил найти работу поприличнее, которая приносит и систематический перевод на банковский счет денег, и определенное удовлетворение. Я человек не меркантильный, но не смогла бы (не хочу никого обидеть), «сидеть на социале», и считаю, чтобы нормально жить (не отказывая себе в каких-то маленьких радостях: купить все, что понравилось, отправиться в путешествие, куда захотелось), нужно много работать. Легких денег, как любят повторять в Германии, не бывает (если только выиграть миллион, но скольким так везет?!)

Многие из моих знакомых, приехав сюда, и имя за плечами удачную карьеру, здесь начинали с «нуля». Но упорно, шаг за шагом, шли к своей цели, и в новой жизни нашли свою нишу, прочно, образно говоря, встали на ноги.

…Доктор Андрей Вайс (кому сейчас в нашей среде не знакомо имя преуспевающего стоматолога?!), политик Андреас Маурер (с его мнением считаются в высших политических кругах), доктора Галина и Виктор Метцлеры (приехали в Германию с двадцатью подаренными друзьями дойчмарками, а сейчас имеют свою большую практику стоимостью около миллиона), генеральный директор и совладелец INTERKREDIT HOLDING AG Ирина Таблер, 2007 году Ирина номинирована на престижную немецкую премию «Герой нации» („Mutmacher der Nation“), из пяти тысяч номинантов, она — единственная русская… И долго еще можно называть тех, кто своим упорным трудом, настойчивостью, целеустремленностью, достиг в этой жизни многого.

Баловни судьбы

Считать чужие деньги не принято. И все же, порой печатаются запредельные заработки известных людей Германии (точнее, их среднемесячный доход, который обычному человеку и за всю жизнь не заработать). Как назвать этих людей, баловни судьбы или великие трудяги? Михаэль Шумахер, знаменитый автогонщик, семикратный чемпион мира «формулы 1» — 4,83 миллиона евро, Дитер Болен, продюсер, — 1,2 миллиона евро, Йозеф Аккeрман, председатель правления банка Deutsche Bank -840 083, Михаэль Баллак, полузащитник сборной Германии-562 500 (после перехода в футбольный клуб «Челси»), Хайди Клум, топ-модель — 521 000, Ангела Меркель, Федеральный канцлер Германии -20 376 евро.

А как же средний класс? Профессии, как известно, делятся не только на престижные и непрестижные, модные и немодные, но и на высоко- и низкооплачиваемые.

Мне показалось небезынтересной среднемесячная заработная плата представителей наиболее популярных профессий (при этом сумма заработка приводится без учета выплаты налогов, взносов в больничные кассы и прочие обязательные в Германии платежи. Чтобы было легче ориентироваться в доходах немецких специалистов в той или иной области, попросту вычитайте из указанных зарплат 45 процентов. И не следует забывать о том, что еще приблизительно 25-30 процентов от оставшейся суммы уходит на оплату жилья и коммунальных услуг).

Продавец – 1 856 евро в месяц, токарь -2 166, медсестра – 2 213, дизайнер СМИ-2 221, делопроизводитель коммерческой фирмы -2 269, автомеханик -2 269, учитель-2 800 журналист – 3 400, финансист (банковское дело) -3 403, экономист -3 878 и так далее по возрастающей. Причем, что характерно, в самом начале трудовой карьеры оклады мужчин в среднем на восемь процентов больше, чем у женщин. Хотя, как показали исследования, именно в этот период женщины по уровню квалификации превосходят мужчин. По мере увеличения стажа разница в оплате становится все ощутимее: среди тех, кому 55 лет и больше, она составляет уже примерно 27 процентов.

Зависть черная и белая

Интересно, завидуют ли те, кто победнее, тем, кто значительно их богаче?

Оказывается, половина населения Германии убеждена, что живет в обществе завистников. При этом, большинство обвиняют в завистливости других, не признавая этой склонности за собой. К такому выводу пришел немецкий журнал Stern по итогам репрезентативного социологического опроса.

Любопытно, что 33 процента опрошенных считают, что женщины более завистливы, чем мужчины. Чаще всего завистники встречаются среди соседей и коллег по работе, реже — среди друзей, знакомых и родственников даже соседей.

При этом лишь немногие готовы открыто признать, что сами нередко завидуют другим, испытывают разочарование или раздражение, когда у другого что-то получается лучше. Только три процента признаются, что в таком случае они бы расстроились.

«За 99 марок мы гарантируем вам зависть окружающих», — этим рекламным слоганом одна фирма по прокату автомобилей Porsche в свое время весьма успешно заманивала клиентов.

На первом месте в списке поводов для зависти стоят материальные ценности. На втором месте — стиль жизни, который позволяет много путешествовать и проводить время в свое удовольствие. Завидуют немцы и успешной карьере сограждан, а также — поводом для зависти стает обладание крупной собственностью, например – комфортабельным домом или современным автомобилем.

Ценности нематериальные вызывают неприятные ощущения у меньшинства немцев. Лишь немногие завидует таланту других, немного белее — красоте и популярности. Еще у меньшего количества людей чувство зависти вызывает семейное счастье и любовь. Здоровье, которое, как известно, ни за какие деньги не купишь, предметом зависти является лишь у пожилых немцев.

«Заслужить деньги»

По мнению газеты Augsburger Allgemeine, общество может нормально функционировать только в том случае, если большинство граждан воспринимает систему распределения доходов как более или менее справедливую. В Германии такой баланс наблюдался в течение многих десятилетий. Теперь эти времена прошли. Люди чувствуют, что социальный баланс нарушен.

Пропасть между богатыми и бедными растет, общество становится все менее прозрачным. Страх обеднеть поселился в сердцах многих представителей среднего класса. Экономический подъем не принес ощутимого облегчения для широких слоев населения, в то время как доходы и состояние богатых граждан растут с огромной скоростью.

А корреспондент из газеты Berliner Zeitung замечает: «С давних времен в немецком языке был в ходу устойчивый оборот речи «заслужить деньги», как если бы некая высшая инстанция гарантировала существование надежной связи между личностью человека и его доходом. Сегодня же, в том числе и в дискуссии о доходах менеджеров, все чаще используется англосаксонское понятие «делать деньги». А это совсем другое понятие».

«Борьба за распределение финансовых доходов становится все более ожесточенной. У немцев растет страх перед будущим», — полагает Thueringer Allgemeine.

Две трети представителей «новых низших слоев» потеряли работу, остальные не уверены, что смогут сохранить место работы. Для этой категории жителей Германии характерна финансовая нестабильность, то есть очень низкий доход, отсутствие собственности в виде недвижимости или денежных сбережений, а также долги. При этом они не могут рассчитывать на поддержку семьи и считают, что их бросило на произвол судьбы государство. Жалованье топ менеджеров исчисляется десятками миллионов, многие рабочие и служащие получают в час от пяти до шести евро (а кто-то вынужден идти ежедневно на изнурительную одноевровую работу).

Эксперты уверены, что во времена растущей инфляции разрыв между богатыми и бедными станет еще больше. Во времена, когда дорожает электричество, газ, молоко, бензин, затягивать пояс потуже приходится тем, кому и так трудно сводить концы с концами. Пропасть между богатыми и бедными растет, и все же будем оптимистами.

Мне понравилось, как сказала мне как-то в интервью (когда я делала материал об интеграции), Марина Шель: «Я не понимаю тех наших людей, которые годами, лежа на диване, плачутся. Действительно, сложно найти работу, когда человек болен или предпенсионного возраста плюс недостаточное знание немецкого языка и переучиваться поздно уже. А если ты полон сил, но свою энергию растрачиваешь на увертки от арбайтсамта, тогда уж, простите, не надо жаловаться и винить кого-то, что на новом месте жизнь не заладилась». Полностью с этим согласна.

Уже дописала этот материал, когда прочла высказывание Wirtschaftminister Michael Glos (CSU) в газете «Bild am Sonntag». Господин министр заявил, что после долгих лет высокого уровня безработицы в стране правительство, промышленность и профсоюзы полагают, что «полная занятость в стране может иметь место. Потому что каждый день на рынке труда появляется 1400 новых рабочих мест», однако, господин Глос при этом подчеркнул, что «это возможно, если дело будет поставлено на правильные рельсы». Чем не повод для оптимизма?

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!