Чье это дитя? или тест на отцовство

Автор:

В номере: 2009

До последнего времени законодатели очень жестко обходились с теми, кто желал пролить свет на происхождение «своих» детей. Мужчины имели право оспаривать отцовство только в течение двух лет со дня рождения ребенка. А затем государство фактически толкало их на нелегальные действия – тайный ДНК-тест. Ни при каких обстоятельствах не признаваемый судами Германии. Разумеется, что старое правило прежде всего защищало интересы ребенка, на страже которых стоял Закон. И обманутые мужчины были вынуждены и далее содержать «своих-чужих» отпрысков, «нагулянных» женщинами вне супружеской спальни. Подобное давление со стороны демократического государства попало год тому назад в поле зрения Федерального Конституционного суда (Bundesverfassungsgericht) в Карлсруэ, потребовавшего отменить какие-либо временные ограничения на проверку отцовства, провоцировавшие, по мнению судей, проведение тайных и нелегальных тестов. Отныне «каждый из фигурантов процесса деторождения сам должен нести ответственность за свои яйцеклетки и сперматозоиды», – резюмировала логику высшей судебной инстанции республики обозреватель газеты die tageszeitung Хайде Оестрайх.

21-го февраля сего года бундестаг принял закон под названием «Gesetz zur Klaerung der Vaterschaft unabhaengig vom Anfechtungsverfahren», что можно перевести на русский, как «Закон о прояснении отцовства независимо от порядка обжалования», согласно которому представители сильного пола имеют теперь право проверять свое отцовство, когда им это заблагорассудится. Тайные же тесты по-прежнему считаются нелегальными.

Введение в действие нового закона, однако, не означает, что все сомневающиеся в отцовстве мужчины смогут на законных основаниях прекратить финансовую поддержку «своих» детей. Законодатели совершенно четко разделили процесс выяснения отцовства на два этапа: так называемый Klaerungsverfahren (процедура разъяснения) и Anfechtungsverfahren (процедура оспаривания, обжалования). Временные ограничения отменены только для первого этапа, для самого теста, инициаторами проведения которого, кстати сказать, могут выступать и отцы, и матери, и дети. При этом закон обязывает каждого участника команды «мать-отец-ребенок» предоставить необходимый для проверки ДНК материал: слюну, волосы и т. д. Результат исследования, однако, ни к каким правовым последствиям не приводит. Ребенок продолжает числиться «родным», а алименты и далее поступают на банковский счет.

Однако, при негативном результате ДНК-теста любая из сторон имеет право перейти ко второму этапу – процедуре оспаривания, которая может быть начата только по истечении двух лет. Законодатели предполагают, что за это время отношение отца к неродному ребенку может измениться, и отмена отцовства не последует.

Кроме того, закон четко оговаривает, в каких случаях проведение теста невозможно: если вся процедура может негативно повлиять на состояние здоровья ребенка. Федеральный министр юстиции Бригитте Цюприс (Brigitte Zypries) приводит в качестве примера одержимую похудением девочку-подростка со склонностью к суициду.

Но оказывается, не только отцам хочется узнать, являются ли они биологическими предками своих детей. Подобные сведения, полученные даже против воли родителей, в некоторых ситуациях весьма интересны и государству. Если речь, скажем, идет о том, что мать ребенка – иностранка. 13-го декабря 2007-го года бундестаг под девизом «Предотвращение ложного отцовства» (Verhinderung von Scheinvaterschaften)» принял проект спорного «Закона о сомнениях по поводу ложного отцовства», который, по мнению законодателей, позволит предотвратить злоупотребления иностранцами правом на проживание в ФРГ. Г-жа министр Цюприс в связи с этим вспоминает такую историю. Некая мать-одиночка иностранного происхождения с 4-летним сыном на руках должна была быть выслана из страны на родину по истечении срока действия ее разрешения на пребывание (Aufenthaltserlaubnis). Чтобы остаться в Германии на законных основаниях, она прибегла к следующему трюку: нашла одного немецкого гражданина без постоянного места жительства и заплатила ему за то, чтобы он признал ее сына своим ребенком. А поскольку ребенок немецкого гражданина автоматически стал гражданином ФРГ, его мать получила право остаться в Германии при сыне.

Подозревая смешанные и официально незарегистрированные пары в обмане, государство может теперь принудить к ДНК-тесту тех немецких мужчин, которые состоят в связи с ненемецкими женщинами. Что в общем-то противоречит демократическим нормам. Ведь закон, фактически, дискриминирует часть мужского населения республики по признаку совместного проживания с партнершей-иностранкой. Также и мужчины-иностранцы, которые подают заявление на разрешение въехать на территорию ФРГ, указывая на своего ребенка, рожденного немецкой женщиной, подпадают под подозрение властей.

Принимая проект «Закона о ложном отцовстве», Федеральное министерство внутренних дел ссылалось на статистические данные. Согласно которым за последние 4 года 1700 иностранок с детьми получили разрешение остаться в Германии, благодаря тому, что немецкие мужчины официально признали их детей своими. Всего 1700 женщин в республике с 82-миллионным населением. Правда, смешно?

Война полов по поводу отцовства с введением в действие нового закона «Gesetz zur Klaerung der Vaterschaft», к сожалению, не прекратится. Она только станет более затяжной и спокойной. Война, в которой нет победителей. Но зато есть жертвы – дети обманутых и необманутых отцов, ради благополучия которых матери во что бы то ни стало готовы скрыть тайну их происхождения.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!