Варшавская «мозоль» Евросоюза, или за что поляки ненавидят немцев и русских

Автор:

В номере: 2009

И все-таки утрированное средствами массовой информации агрессивное упрямство правящих сегодня в Варшаве братьев-близнецов Качиньских, ставшее притчей во языцех накануне прошедшего в конце июня брюссельского саммита ЕС, – это не более чем элемент хорошо срежиссированной кампании, направленной на дискредитацию польских лидеров во имя процесса общеевропейской интеграции. Чтобы ни им, ни кому-либо другому не повадно было отстаивать свою точку зрения там, где уже все решено подавляющим большинством. Которое никак не может ошибаться только потому, что оно – большинство. Всегда совершенное, справедливое, безусловно, правое и неспособное принимать во внимание альтернативные точки зрения.

Одной из главных проблем Евросоюза, по мнению обозревателя газеты Financial Times Deutschland Вольфганга Мюнхау (Wolfgang Muenchau), является неспособность брюссельских еврократов учиться на своих же собственных ошибках. Печальный опыт маастрихтского стандарта максимального дефицита госбюджета (дефицит госбюджета не должен превышать 3% внутреннего валового продукта), о бессмысленности которого еще много лет тому назад предупреждали экономисты, показал, что предписывать, а тем более штрафовать страны-члены ЕС за нарушение этого стандарта и экономически нецелесообразно, и политически неразумно. В последнее время эту договоренность уже неоднократно нарушали и Германия, и Португалия, и Греция, и Италия. А Франция устами Николя Саркози вообще объявила недавно о необходимости ее отмены.

Сегодня же, невзирая на критику экспертов-математиков, европейские лидеры твердо намерены ввести в действие новую модель голосования при принятии решений в Евросоюзе, которая таит в себе еще более взрывоопасный потенциал, чем упомянутое выше соглашение в Маастрихте. Хотя сам по себе предложенный Германией принцип двойного большинства, может быть, вполне разумен. Но установленные для легитимного большинства границы (55% стран и 65% населения) совершенно несправедливы. Если бы в ЕС входили всего 10 государств, пять из которых имели бы по 70 млн. жителей, а оставшиеся пять – по 30 млн., справедливую систему голосования можно было бы придумать в течение 2-3 минут. Но при наличии 27 стран, численность населения которых варьирует от 400.000 (Мальта) до 82.400.000 (Германия), без высшей математики, комбинаторики и прочих непростых дисциплин не обойтись. И жаль, что именно в этих науках ведущие европейские политики не очень сильны. За исключением, пожалуй, братьев Качиньских, которые, не погружаясь в математические дебри, интуитивно почувствовали, что новая система голосования приведет к непропорциональному росту влияния больших по численности населения государств (прежде всего Германии) и резкому сокращению «политического веса» средних и малых стран Европы.

«Квадратный корень или смерть!» – провозгласил накануне брюссельского саммита президент Качиньский, предложив свой вариант подсчета голосов, основанный на принципе квадратного корня из численности населения той или иной страны. Но его идея почему-то так разозлила европейских руководителей высшего ранга, математические возможности и уровень знаний которых, как остроумно подметил еженедельник Der Spiegel, находятся гораздо ниже предложенного Качиньским простого алгебраического действия, что на Польшу стали посматривать как на некую внезапно возникшую на здоровом теле Евросоюза мозоль, совсем некстати побеспокоившую европейский истэблишмент.

Ангела Меркель пригрозила полякам политической изоляцией в том случае, если они будут настаивать на своем или воспользуются правом вето. Ее угрозы, однако, не очень понравились Чехии, Литве и Португалии, которые при обострении ситуации также могли не подписать договор из солидарности с Польшей. Чем непременно воспользовались бы такие политические акулы, как Тони Блер, отстаивавший особый статус Великобритании в ЕС, голландский премьер Ян Петер Блакенде, пытающийся так перефразировать договор, чтобы он уже никак не напоминал текст конституции, и, конечно же, новоиспеченный французский президент Николя Саркози, интриган и душка. А посему г-же бундесканцлер не оставалось ничего другого, как, скрипя зубами, пойти на компромисс. И, прежде всего с этими ужасно строптивыми поляками, для которых Германия так и осталась страной-агрессором, страной-преступницей, какой она была в 30-40-е годы прошедшего столетия.

Братья Качиньские и прочие представители польской политической элиты не скрывают своих мыслей о том, что, как им кажется, немецкие претензии на власть и влияние в Европе, которым был положен конец в далеком 1945-ом, снова стоят на повестке дня берлинских политиков, намеревающихся повернуть историю вспять. Только теперь уже посредством Евросоюза добиться того, что у их отцов и дедов не получилось с помощью танков и автоматов. Ведь интенсивно муссируемые в последние годы в немецких средствах массовой информации страдания мирного населения Германии на последнем этапе Второй мировой войны, безжалостно уничтожавшегося английскими бомбардировщиками, а также его изгнание из отошедших к Польше бывших прусских территорий, по мнению польских лидеров, преследуют лишь одну цель: заставить мировую общественность по-другому посмотреть на события прошлого, увидев в немцах не только преступников, но и жертв войны.

Предложенная Германией модель голосования в соответствии с достигнутым компромиссом вступит в силу не ранее 1-го ноября 2014-го года. Причем, лишь после того, как в конце этого года недавнее брюссельское соглашение будет принято на конференции руководителей стран-членов ЕС, а затем ратифицировано национальными парламентами.

Сейчас же пришел момент проанализировать и понять суть польских страхов и претензий к Германии, еще более обнажившихся в последнее время.

Arbeitserlaubnis – разрешение на работу в Германии

Первым «дружественным» актом правительства Герхарда Шредера в отношении нового члена ЕС, статус которого Польская республика получила 1-го мая 2004-го года, стало временное (до 2009-го) закрытие немецкого рынка труда для польских граждан, которым, правда, охотно распахнули объятия испытывающие недостаток в рабочей силе Великобритания и Ирландия. Так что поляки не остались невостребованными. Но в их сознании надолго засела мысль о том, что немцы им не рады и могут в любой момент поставить подножку.

Газопровод a la «Шредер-Путин» в Балтийском море

Бывший канцлер Герхард Шредер при каждом удобном случае напоминает бюргерам о том, что бесперебойное снабжение Германии российским газом возможно только при наличии дополнительного газопровода, проложенного по дну Балтийского моря. А иначе политические и экономические конфликты между Россией и транзитными странами Восточной Европы (Украиной, Белоруссией, Польшей) могут привести к тому, что отрезанный от жизненно важного источника энергии немецкие потребители будут замерзать в нетопленных квартирах. Польское же руководство, как впрочем, и подавляющее большинство населения, рассматривает достигнутое между Германией и Россией соглашение о строительстве новой газовой магистрали как политический акт, напоминающий, по мнению одного из польских министров, печально известный пакт Молотова-Риббентроппа, который зафиксировал намерения Гитлера и Сталина о разделе Польши.

Bund der Vertriebenen – Союз изгнанных

Эта общественная организация, представляющая интересы немцев, принудительно выселенных с территорий, потерянных Германией в результате поражения во Второй мировой войне, пытается внедрить в сознание немецкого обывателя мысль о том, что потомки изгнанных из бывших прусских земель имеют право на возврат утерянного имущества или, по крайней мере, на соответствующую денежную компенсацию. Против чего, разумеется, категорически выступает Польша. Этот конфликт, однако, обостряется еще и тем обстоятельством, что Союз игнанных возглавляет депутат бундестага от партии CDU г-жа Эрика Штайнбах (Erika Steinbach), статус которой позволяет ей поднимать интересующие ее единомышленников вопросы на самом высоком уровне. В течение семи лет г-жа Штайнбах пытается открыть в Берлине мемориальный Центр памяти жертв послевоенных депортаций, что расценивается поляками (да и чехами тоже) как повод к пересмотру итогов Второй мировой войны. Затянувшиеся дебаты по поводу этого мемориала уже неимоверно осложнили и продолжают осложнять отношения между Берлином и Варшавой.

Американская база стратегической системы ПРО в Польше

Перспектива размещения американской базы противоракетной системы на польской территории уже неоднократно критиковалась не только в немецких средствах массовой информации. Свое негативное отношение к этому проекту не скрывают и высокопоставленные берлинские политики. В то же самое время польское руководство считает, что размещение противоракетной системы это внутреннее дело Польши, которая будет принимать решение, невзирая на соседей.

Вопросы истории

Тщательно обследовавшие недавно стенды бестселеров в немецких книжных магазинах польские журналисты обнаружили, что они заполнены лишь книгами о бомбардировках Дрездена, об изгнании немцев с потерянных Германией территорий и прочих невзгодах мирного немецкого населения. В то же самое время литературу о страданиях поляков и других народов Восточной Европы, об устроенном фашистами геноциде журналисты на этих стендах не нашли. Из чего был сделан вывод, что в Германии сегодня принято говорить лишь о страданиях собственного народа. Почему польские журналисты ограничились только книжными магазинами, не заглянув в немецкие библиотеки и учебники истории, которые наверняка изменили бы их точку зрения, можно только гадать. Скорее всего, они решили поставлять в польские СМИ только ту информацию, которую от них ждут.

Что же касается нелюбви поляков к России, то ее главная причина кроется в их предубежденности по отношению к восточным братьям-славянам. Очень точно эту особенность польского самосознания охарактеризовал профессор Милош Петр Внук: «Это – с трудом поддающаяся описанию и совершенно иррациональная, сидящая внутри каждого из нас уверенность в том, что мы не должны любить русских, поскольку… любовь к русским ассоциируется у нас с изменой Польше». Точнее, наверное, не скажешь.

И в заключение еще одно соображение. Братья Качиньские, безусловно, имеют право критиковать предложенную Германией систему голосования в ЕС, а также усматривать некую политическую интригу в проекте строительства российско-немецкого газопровода по дну Балтийского моря. Но стратегия и тактика их действий очень напоминают странную манеру поведения одного известного политического деятеля, который посчитал допустимым стучать своим ботинком по трибуне Организации объединенных наций. Вместо того, чтобы становиться в позу на саммите ЕС, а незадолго до этого шантажировать Европу запретом России на импорт польского мяса, Лех и Ярослав Качиньские должны были сперва проехаться по европейским столицам в поисках единомышленников. И тогда, возможно, их соображения и требования были бы восприняты по-другому. И Евросоюз не относился бы сегодня к Польше, как к ужасно досаждающей ему мозоли.

Принцип двойного большинства (предложение Германии)

Согласно этому принципу решение в ЕС будет считаться принятым, если за него проголосуют представители 55% государств Евросоюза, в которых проживает не менее 65% населения. Иными словами, 15 членов ЕС, среди которых непременно должны быть Германия, Франция и Великобритания, могут принять законы наперекор оставшимся в меньшинстве 12 членам, среди которых будут даже такие достаточно крупные государства как Польша, Испания, Румыния и Голландия.

Принцип квадратного корня (предложение Польши)

Базируется на идеях британского генетика и математика Лионеля Пенроуза, который еще в 1946 году доказал, что влияние каждого отдельного голоса убывает пропорционально квадратному корню населения страны. А посему любое государство в международных советах или союзах должно иметь количество голосов, пропорциональное квадратному корню от численности его населения. В этом случае каждый гражданин обладал бы одинаковым индексом власти.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!