Leiharbeiter — работник напрокат, или современная форма рабства

Автор:

В номере: 2009

Сама по себе идея получения во временное пользование автомобиля или свадебного платья родилась в незапамятные времена и была успешно реализована во многих странах мира независимо от их идеологической ориентации. В Советском Союзе взять напрокат можно было и палатку для загородной вылазки, и лыжи для отпуска в горах, и даже ласты для поездки на Черное море. В западных странах этот сервис, разумеется, вышел на более высокий уровень, предоставляя возможность проката предметов невероятно широкого спектра: от пылесоса для чистки коврового покрытия до минигрузовиков, которые очень удобно брать на выходные дни для переезда в другую квартиру.

Но вот идея проката рабочей силы!.. Такое Know-how, без сомнения, заслуживает Нобелевскую премию.

После нескольких лет безрезультатного поиска рабочего места франкфуртская биржа труда направила 45-летнего Анатолия Шульце* в небольшую Zeitarbeitsfirm‘у, руководитель которой Петер Шлау с нескрываемой радостью встретил бывшего российского инженера, готового работать простым электриком за 6,5 евро в час. «Мы завалим Вас работой по специальности», – сказал он Шульце при первой встрече, довольно потирая руки. И действительно, в течение первых 3-х месяцев Анатолий с огоньком поработал на металлообрабатывающем заводике в одном из предместий финансовой столицы Германии, где вместе с заводским электриком он изо дня в день производил замену старой электропроводки на новую. Работа была не тяжелая, строго нормированная (от 7-ми утра до 15:30 с перерывом на обед) и не грязная. Единственное, что не соответствовало первоначальной устной договоренности между Шульце и руководителем Zeitarbeitsfirm‘ы, это отсутствие денежной компенсации за ежемесячный проездной билет, который Анатолию пришлось купить на свои. Выслушав осторожно высказанную претензию своего нового работника, г-н Шлау заметил, что сотрудникам фирмы, проживающим и работающим во Франкфурте и его предместьях, стоимость проезда к месту работы не оплачивается, потому что расстояние, как правило, не превышает 20 км.

«По-видимому, Вас подвели неглубокие знания в немецком, – сказал шеф, нагло глядя Анатолию в глаза. – Говоря при первой нашей встрече об оплате проезда, я подчеркнул, что речь может идти только о поездках за пределы большого Франкфурта».

«За пределы региона? – тупо повторил Анатолий, не веря своим ушам. – Но ведь Вы обещали находить для меня работу только во Франкфурте и предместьях!»

«Разумеется, я не мог давать Вам подобных обещаний, потому что фирма работает по всему региону Rhein-Main Gebiet. И никаких исключений отдельным сотрудникам мы не делаем».

Ошарашенный новостью Анатолий примчался домой и перечитал договор, в котором никакие особые договоренности по поводу географии прописаны не были.

На следующее утро во вторник он прибыл в Zeitarbeitsfirm‘у к 7:00 и вместе с другими сотрудниками был направлен в двухдневную командировку в Bad Kreuznach за несколько десятков километров от дома. «Так как в первый день вам придется работать до восьми часов вечера, – напутствовал команду г-н Шлау, – возвращаться домой не имеет смысла. Поэтому мы забронировали для вас гостиницу».

Анатолий, еле сдерживая ярость, сказал шефу, что о командировках надо предупреждать заранее, поскольку у каждого человека есть свои планы на вечер. На что г-н Шлау отреагировал какой-то немецкой поговоркой, русский эквивалент которой можно озвучить как «Первым делом самолеты, ну а девочки потом».

Работа в Bad Kreuznach‘е ничего общего со специальностью Анатолия не имела. Задача была поставлена следующая: полностью освободить от старого оборудования подлежащий сносу полузаброшенный цех. В первый день работали до 10-ти часов вечера. Так что ощутить уровень комфорта гостиницы, для которой и одна звездочка была бы явной переоценкой, ни Шульце, ни его коллеги были уже не в состоянии. Во второй день «вкалывали» еще интенсивней, потому что работу надо было закончить, во что бы то ни стало. В противном случае заказчик не подписал бы наряд и Zeitarbeitsfirm‘а была бы вынуждена заплатить неустойку.

На следующее утро в четверг Анатолий не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Так сильно болели мышцы, перетруженные в течение двух дней тяжелой работы. Позвонил шефу и попросил предоставить ему в виде отгула переработанные накануне часы. «Это совсем некстати, – рявкнул в трубку г-н Шлау. – Сегодня я планировал откомандировать Вас на целый день в Висбаден. Теперь придется искать замену».

В пятницу Шульце прибыл на фирму, как положено, к 7-ми утра. И тут же был отправлен до конца дня на мебельный склад, где ему опять пришлось заняться очень далекой от его специальности деятельностью. А в последующие недели он работал и во Франкфурте, и в Майнце, и в Дармштадте. Работал грузчиком, уборщиком, подсобным рабочим. Иногда к новому месту работы его подвозили на микроавтобусеZeitarbeitsfirm‘ы. Но чаще приходилось покупать билеты за свои деньги. Шефа поймать не удавалось. А секретарша сказала, что все затраты на проезд к месту работы будут возмещены в начале следующего месяца по предъявлению соответствующих проездных документов.

Подведя итог трудовой деятельности за прошедший месяц, Анатолий был вне себя. 176 регулярных рабочих часов плюс 48 сверхурочных, из которых только 8 удалось «вырвать» в виде отгула. Зарплата брутто 1.144 евро, нетто – 915 евро. Сверхурочные не оплачены. Затраты на проезд в размере 325 евро не возвращены! Итого 590 евро нетто за тяжелую физическую работу не по специальности.

Г-н Шлау, к которому после нескольких неудачных попыток Анатолий Шульце все-таки попал на прием, был краток и резок. «В нашем с Вами трудовом соглашении не сказано, что мы обязаны предоставлять Вам работу электрика и возмещать Ваши затраты на транспорт».

«Но в результате получается, что мои доходы не дотягивают даже до уровня Arbeitslosengeld II, – еле сдерживая себя, заметил Шульце. – То есть, работая по 10 часов в день, я должен стоять с протянутой рукой перед биржей труда».

«А это Ваши проблемы! Ко мне они никакого отношения не имеют. Вы можете уволиться. Но имейте в виду, что я немедленно сообщу Вашему Berater‘у о том, что Вы игнорировали мои распоряжения, работали из рук вон плохо и вдобавок подбивали других к саботажу», – закончил разговор руководитель фирмы.

Конечно, история Анатолия Шульце – экстремальная. И далеко не каждый из работников Zeitarbeitsbranche (работа напрокат) попадает в подобную ситуацию. Но почти каждый в той или иной мере пережил то, с чем пришлось столкнуться Анатолию: и работу не по специальности, и неоплаченные сверхурочные часы, и отказ от возмещения транспортных расходов, и угрозы начальства. И в этом нет ничего удивительного!

Ведь сотрудники фирм, которых отдают напрокат, – это «работники второго класса», – считает 29-летний член производственного совета одного берлинского электропредприятия Феликс Вайтенхаген, слова которого цитирует газета die taz. – И дают им это понять не только собственные начальники. Их коллеги, являющиеся постоянными сотрудниками предприятий, эксплуатирующих «работников напрокат», относятся к ним либо настороженно, либо свысока. А многие просто видят в них конкурентов, которые в надежде получить стабильные рабочие места, готовы терпеть несправедливость начальства и работать сверхурочно без соответствующей оплаты.

Фактически, «Zeitarbeit – это современная форма рабства, которая должна быть немедленно запрещена», – уверен г-н Вайтенхаген. На встречу с корреспондентом газеты die taz он явился в сопровождении 37-летнего слесаря высокой квалификации Александра Шумана* из маленького бранденбургского городка. «Еще год тому назад, – рассказал Шуман, – я работал в той же самой фирме, где работаю сейчас, в рамках кратковременного трудового соглашения (befristeter Arbeitsvertrag) и приносил домой около 1.500 евро нетто в месяц. Потом был уволен и снова взят на работу на то же самое место. Но уже через фирму по лизингу персонала. И теперь приношу домой лишь 1.200 евро». Руководство, правда, обещает снова взять его на работу в качестве «работника первого класса». Однако верить сегодня работодателям могут только очень наивные люди.

Согласно статистике 25% новых рабочих мест за последние 12-14 месяцев были созданы именно в Zeitarbeitsbranche. В июне 2006-го в Германии насчитывалось 600.000 «работников напрокат». В августе нынешнего их стало 791.000. Прирост – 32%. Настоящий экономический бум! И более того! Как это ни странно, но именно этот сегмент рынка труда испытывает сегодня самый острый недостаток в рабочей силе. Во-первых, потому что многие из тех, кому довелось побывать в роли «работников второго класса», сыты этим по горло. А во-вторых, потому что все большее и большее число работодателей заинтересованы в такой рабочей силе. По сравнению с постоянными «работники напрокат» выгодны со всех точек зрения:

§ их мотивация в работе, как правило, безгранична (в надежде «зацепиться» надолго),

§ от них можно избавиться в любой момент без каких-либо финансовых потерь,

§ они не принимают участие в забастовках и прочих профсоюзных акциях,

§ и главное, они подстегивают к более интенсивной работе регулярно работающих на предприятии коллег, которые опасаются, что жаждущие сверхприбылей работодатели легко могут заменить «работников первого» на «работников второго класса».

Яркий тому пример – завод BMW в Лейпциге. Здесь уже более 30% всех сотрудников составляют «работники напрокат». Подобная ситуация сложилась также в Autovision GmbH, дочернем предприятии Volkswagen‘а в Цвикау. И в дрезденском отделении концерна Infenion, член производственного совета которого Керстин Шульцендорф обвиняет руководство в том, что оно «на длительное время оставляет на предприятии сотрудников Zeitarbeitsfirm‘ы в ущерб регулярным рабочим местам».

И вообще, многие немецкие концерны сегодня сами основывают дочерние Zeitarbeits-предприятия (Zeitarbeitstoechter), из сотрудников которых формируют часть своих коллективов. В результате чего они получают «бессловесную» дешевую рабочую силу и еще кое-какую финансовую выгоду, потому что сэкономленные на разнице в зарплатах средства остаются в этом случае на счетах дочернего предприятия, а не уходят в чужую Zeitarbeitsfirm‘у, занимающуюся лизингом персонала.

Впечатляющими показателями своего сегодняшнего экономического роста Zeitarbeit прежде всего обязана бывшей красно-зеленой коалиции, которая под давлением правительства Герхарда Шредера кардинально изменила так называемый Arbeitnehmerueberlassungsgestz-закон. Внесенные в 2003-м году в закон изменения, – подчеркивает депутат бундестага от Левой партии Вернер Драйбус, – сделали Zeitarbeit очень выгодной для работодателей, которым теперь законом разрешено брать «работников напрокат» на неограниченный срок и платить им меньшую зарплату за равный труд.

Но этому, однако, очень скоро придет конец. Комиссар Евросоюза по социальным вопросам Владимир Шпильда (Vladimir Spilda) твердо намерен улучшить условия работы и оплаты труда работников, передаваемых во временное пользование. «Принцип равной зарплаты за равный труд должен действовать для всех без исключения, – подчеркнул комиссар в недавнем интервью газете Die Welt. – А это означает, что «работникам напрокат» через 6 недель их работы на предприятии должна выплачиваться точно такая же зарплата, какую получают их регулярно работающие на этом предприятии коллеги. Лизинговый персонал также должен получить право на равные социальные отчисления».

Комиссар также обратил внимание правительства Германии на высокий уровень несчастных случаев на производстве в Zeitarbeits-секторе. Если на каждую тысячу регулярных работников приходится 37 несчастных случаев, то на каждую тысячу «работников напрокат» – 48. Вот и получается, что «работником второго класса» быть сегодня не только не престижно, бесперспективно и не денежно, но и очень опасно!

*Имена изменены

Лизинг персонала

Большой экономический словарь определяет лизинг как форму долгосрочного договора аренды. В случае с лизингом персонала объектом аренды выступает временный сотрудник. Лизинг персонала предполагает предоставление одной компанией необходимых другой компании специалистов во временное пользование.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!