Германия вползает в рецессию

Автор:

В номере: 2009

Как мировой финансовый кризис перерос в экономический спад

То, что летом 2007 года начиналось как кризис на рынке ипотечного кредитования США, за год переросло в глобальный финансовый пожар, а затем вызвало нынешней осенью всемирный экономический спад. До депрессии, длительного и тяжелого экономического кризиса со значительным сокращением валового внутреннего продукта (ВВП), дело, скорее всего, не дойдет, но довольно долгой рецессии ни Германии, ни Европе в целом, похоже, не избежать. Вcех нас накрыли волны того цунами, эпицентр которого находится в «одноэтажной Америке».

Почему рухнул ипотечный рынок

Остановимся коротко на том, как зарождался американский ипотечный кризис. Бездумная раздача кредитов на покупку жилья не очень надежным должникам привела к возникновению «мыльного пузыря» на рынке недвижимости США. На него поступали все новые и новые заемные средства, это вело к безудержному росту цен на дома и квартиры, и в этих условиях дальнейшая выдача кредитов не представляла для банков большой опасности, поскольку они всегда могли пустить с молотка, причем с выгодой, переданную им в залог недвижимость.

Но в какой-то момент эта пирамида закачалась и рухнула. Однако к тому времени одни американские банки уже успели перепродать часть имевшихся у них долговых обязательств другим банкам, которые, в свою очередь, сформировали из них объемистые финансовые пакеты, пользовавшиеся высоким спросом среди инвесторов не только в Америке, но и в Европе и Азии. Возникла очень комплексная глобальная система взаимных связей и обязательств, и когда в США начался массовый невозврат кредитов, это стало острейшей проблемой для всей мировой финансовой системы.

Почему повсюду обвалились биржи

Первый удар пришелся по банкам, непосредственно специализирующимся на ипотечном кредитовании. Затем стали «сыпаться» инвестиционные и обычные банки, которые наиболее активно занимались куплей-продажей «пакетов» с ипотечными долговыми обязательствами. В какой-то момент очередь дошла до страховых обществ, размещавших свои деньги на этом запутанном и непрозрачном рынке.

К этому времени большинство биржевых индексов в Америке, Европе и Азии уже падало, потому что их тянули вниз дешевевшие акции банков и финансовых компаний. Однако паническая распродажа корпоративных ценных бумаг началась лишь в сентябре и, похоже, достигла кульминации в октябре. Это произошло после того, как стало окончательно ясно, что финансовый кризис перекинулся на реальный сектор экономики, т.е. на отрасли, занимающиеся производством товаров и оказанием услуг.

Почему первым «просел» автопром

Первым «просел» автопром. Дело в том, что кризисные явления в мировом автомобилестроении наметились уже раньше. Стремительный рост цен на горючее отбил у многих автолюбителей желание приобретать новую машину, и спрос упал, прежде всего, на столь модные в предыдущие годы дорогие и прожорливые внедорожники. Это обострило проблему переизбытка производственных мощностей в отрасли.

В такой ситуации финансовый кризис ударил по автомобилестроению по меньшей мере с двух сторон. Резко снизились объемы продаж престижных лимузинов и спортивных машин, которые раньше охотно покупали, например, преуспевающие банкиры. Но в условиях повального банкротства банков им не до новых «Мерседесов». Эту тенденцию сразу же почувствовали на себе немецкие концерны Daimler, BMW, Audi и Porsche, которые как раз работают в этом сегменте и очень зависят от американского рынка.

Другой острейшей проблемой для автомобилестроителей стал кризис ликвидности на межбанковском рынке. Ведь наряду с жилой недвижимостью в рассрочку чаще всего покупают именно автомобили. К тому же в западных странах широко развит лизинг. Кредитованием и финансированием подобных сделок активно занимаются автобанки, которым, как и любым другим финансовым институтам, для обеспечения бесперебойной работы приходится то и дело брать деньги в долг у других банков. Однако в условиях кризиса участники этого процесса перестали доверять друг другу, и нормальный круговорот денег в банковской сфере прервался. Это тут же почувствовали на себе автолюбители, которым стало намного труднее получить кредит на покупку новой машины.

Почему так опасен кризис ликвидности

Ситуацию, когда банки в условиях кризиса перестают давать ссуды индивидуальным потребителям и предприятиям, в Германии называют Kreditklemme (переведем этот термин условно как «замораживание кредитования»). Кризис ликвидности и замораживание кредитования — это два проявления одной и той же проблемы, проблемы опаснейшей, поскольку она нарушает нормальное функционирование всего народнохозяйственного организма. Приостановка движения в этой «кровеносной системе» может привести к коллапсу экономики. Вот почему Центральные банки и правительства ведущих западных стран столь упорно борются именно с этим злом.

Борьба с кризисом ликвидности началась еще год назад. Если коммерческие банки теряют взаимное доверие и перестают предоставлять друг другу краткосрочные кредиты на приемлемых условиях, их роль берет на себя Центральный банк. Он закачивает в банковскую систему в виде выгодных кредитов дополнительные средства, и эта свежая ликвидность позволяет финансовым институтам выполнять свои обязательства и реализовывать выгодные сделки, иными словами – нормально работать.

Нынешней осенью стало ясно, что одних этих мер недостаточно. Тогда Центробанки ведущих западных стран демонстративно провели совместную акцию по существенному снижению процентных ставок, т.е. сделали кредиты более дешевыми и тем самым более доступными. В этой знаковой акции участвовали Центробанки США, Канады, Великобритании, Швейцарии, Швеции, а также Европейский центральный банк (ЕЦБ) — «главный хранитель» валюты евро, на которую перешли уже 15 стран.

Готовность ЕЦБ пойти на экстренное удешевление кредитов весьма показательна, ведь еще летом он счел нужным повысить процентную ставку, чтобы тем самым обуздать инфляцию. Однако в штаб-квартире ЕЦБ во Франкфурте-на-Майне пришли к выводу, что кризис ликвидности и замораживание кредитования – опасность еще более серьезная, чем инфляция.

Почему государство спасает банки

Когда и эти меры не помогли, в ситуацию пришлось вмешаться правительствам. В Вашингтоне срочно собрались министры финансов стран Большой семерки и выработали программу спасения банковского сектора их пяти пунктов. Этот «свод правил » тут же одобрили участники годового собрания Междунардного валютного фонда и Всемирного банка, представлявшие более 180 стран мира.

На следующий же день в Париже на экстренном саммите стран еврозоны и Великобритании были согласованы конкретные действия, которые будут предприниматься для тушения финансового пожара в Европе.

Вот после этого Ангела Меркель и обнародовала свой план поддержки немецкого банковского сектора на астрономическую сумму в 500 миллиардов евро. Впрочем, заявление канцлера Германии вовсе не означает, что эти деньги налогоплательщиков на самом деле будут потрачены. Из них 400 миллирадов – это всего лишь поручительство государства, которое тем самым говорит банкам: спокойно кредитуйте друг друга, если кто-то из ваших партнеров обанкротится, мы компенсируем ваши потери до максимальной суммы в 400 миллиардов. По сути, мы имеем дело с символическим жестом, но психологический аспект в экономике крайне важен. В Берлине исходят из того, что реально придется потратить не более 20 миллиардов, и эти средства министр финансов уже заготовил. А оставшиеся 80 миллиардов – это те средства, которые правительство Германии готово предоставить нуждающимся банкам в виде конкретной помощи.

Подобная готовность правительства расплачиваться общими деньгами за ошибки отдельных банкиров вызывала в Германии бурную дискуссию, и очень хорошо, что она ведется. Однако тут не стоит впадать в дешевый популизм. Правительство Германии спасает сейчас не банкиров, а системообразующие банки. Это те банки, которые кредитуют немецкий бизнес, обеспечивающий нас с вами работой, и в которых лежат наши с вами сбережения.

Не будем также забывать, что краеугольным камнем плана Ангелы Меркель является гарантия сохранности всех вкладов населения. Сколько бы денег у вас ни лежало в банке или сберкассе на территории Германии, все они в случае чего будут вам компенсированы. Это, естественно, тоже символический жест, но он своей цели достиг: в Германии никто не бежит сейчас срочно снимать деньги со счета, поскольку уверен в их сохранности.

А что нас ждет дальше? Пока сказать очень трудно. Финансовый кризис далеко еще не закончился, экономический спад, рецессия, только начинается. Роста безработицы Германии не избежать, но есть надежда на быстрое падение темпов инфляции и дальнейшее снижение процентных ставок. В начале ноября Европейский центральный банк их вновь снизил, дав при этом понять, что готов продолжить процесс удешевления кредитов. Это – реальный шанс для всех, кто хотел бы выгодно приобрести в рассрочку товары длительного пользования, автомобиль или жилье.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!