Шокоинфляция!!! от слова «шок» или от слова «шоколад»?

Автор:

В номере: 2009

Немецкого потребителя обуял страх! Буквально в течение последних 3-4 месяцев цены в Германии так заметно поползли вверх, что говорить о «некоем незначительном подъеме», как заявляют некоторые политики, уже просто бестактно. Производители товаров и торговцы в унисон вещают, что они в этом не виноваты. А кто?

Фирма Rimowa, изготавливающая чемоданы и дорожные сумки, считает, что ее продукция подорожала из-за роста цен на алюминий. Концерн Rosenthal AG, специализирующийся на производстве высококачественной посуды, ссылается на резко подскочившие в цене энергоносители. А Volkswagen объясняет высокие цены на новую модель Polo ее «потрясающими» техническими качествами. Кое-кто, разумеется, обвиняет законодателей, поднявших с 1-го января 2007-го года налог на добавленную стоимость (Mehrwertsteuer) на историческую высоту. И, наконец, самые «продвинутые» аналитики объясняют рост цен на молочные продукты новой агрессивной политикой китайского руководства под названием «Каждому китайцу по два стакана молока в день», что уж очень напоминает расхожую философскую доктрину – «Если в кране нет воды…» и т. д. С той лишь разницей, что враги теперь не внутри, и не на Ближнем, а на Дальнем Востоке.

Кроме того, некоторые эксперты утверждают, что «инфляция инфляции рознь». И если Ганс Мюллер ощущает ее гораздо сильней, чем его сосед по даче Манфред Штокмайер, то в этом никто, кроме самого Мюллера не виноват. Поскольку степень воздействия инфляции на семейный бюджет во многом зависит от потребительских наклонностей (Konsumgewohnheiten) того или иного человека. Тот, кто предпочитает мягкие сыры (+ 29%), филе из сельди (+ 6,1%), пудинги (+ 20,7%) — фруктовому творогу (+ 8,5%), а яблочный мусс (+ 41%) — тертым пирогам (+ 4,2%), должен либо изменить свой рацион питания, либо перестать жаловаться на рост цен.

Справедливости ради надо, конечно, заметить, что цены на некоторые товары в последнее время не только не поднялись, но даже снизились. Например, на бритвенные аппараты с аккумуляторами (-0,03%), памперсы «Baby Dry Maxi» (- 4,3%), чистящее средство Frosch (- 20,8%) и велосипед «Torpedo Platinum», цена на который упала с 549 до 399 евро (- 27,3%).

Проанализировав ситуацию, совсем нетрудно понять, что больнее всего последний виток инфляции ударил по тем жителям Германии, которые большую часть своего семейного бюджета расходуют на продукты питания, транспорт и коммунальные услуги. То есть, по получателям социальных пособий, студентам, пенсионерам и низкооплачиваемым работникам. Ведь многодетная семья, живущая в финансовых тисках Hartz IV, расходует на молоко и сыр гораздо большую часть своего бюджета, чем одинокий менеджер, разъезжающий на Porsche и вынужденный часть своего дохода тратить на бензин. Даже не взирая на то, что автомобильное топливо также выросло в цене.

Несмотря на склонность немцев к пессимизму, подавляющее большинство бюргеров относительно спокойно переносит любые кризисные явления. Например, эскалацию международного терроризма, рост политической зависимости Федеративной республики от стран-экспортеров нефти и газа или экологические катастрофы. Но как только дело доходит до повышения цен на товары и услуги первой необходимости (да и не только первой!), начинается паника. А между тем, в Германии пока еще никто не умирает от голода. И не ходит голым по улицам. И не выдергивает из розетки штепсель телевизора, чтобы сэкономить несколько десятков киловатт. Кое-кому, конечно, приходится потуже затянуть поясок. Но это лишь результат нерасторопности законодателей и неповоротливости политиков, время от времени допускающих перекосы в социальной сфере. Ведь если рост цен на электроэнергию с 1992-го по 2008-й год официально составил 27%, то предназначенная для ее оплаты статья расходов в социальном пособии должна была быть пересмотрена соответствующим образом. Чтобы малоимущим жителям страны не надо было экономить на питании ради возможности потреблять дополнительные киловатты. И даже самым отсталым школьникам понятно, что 8%-ного увеличения этой статьи расходов не достаточно.

В том, что находящиеся у власти политики, трактуя статистические данные на свой лад, пытаются успокоить обывателей, нет ничего удивительного. Другое дело — странные идеи некоторых ведущих экономистов, приписывающих инфляции положительные импульсы для успешного развития экономики!!! На этом, пожалуй, стоит остановиться подробней.

Экономический обозреватель газеты Financial Times Deutschland Томас Фрике (Thomas Fricke) утверждает, что «рост цен при детальном анализе все-таки служит благим целям». То же самое, по его мнению, еще в большей степени «можно сказать только о «меценатстве и благотворительности». И поэтому, оставив в стороне эмоции, стоит спокойно проследить логику его рассуждений.

Рост индекса инфляции в сентябре-октябре 2007-го года в Германии составил 2,4%, в ноябре-декабре – 3,0%. И это, в общем-то, своеобразный рекорд за последние 14 лет. Но если вникнуть в детали, то оказывается, что 0,2% повышения среднестатистического показателя – это результат введения в апреле прошлого года платы за обучение в высших учебных заведениях некоторых западнонемецких федеральных земель, что направлено на улучшение качества образования и чем Германия в скором будущем сможет похвастаться лучшими в Европе студентами, учеными и изобретателями.

Еще 0,1% инфляции – это последствия новых тенденций в аграрной и энергетичекой политике. То есть, производство альтернативного топлива из кукурузы и других культурных растений. Что, во-первых, привело к росту цен на зерновые культуры, а во-вторых, подстегнуло цены на бензин, обязательной составляющей которого стало дорогое, пока, биотопливо. Но ведь это все делается только ради улучшения экологии, а стало быть, также преследует благие цели.

И, наконец, 1,3% инфляции – это повышение налога на добавленную стоимость с 16% до 19%, который, кстати сказать, не затронул ни продукты питания, ни транспорт, ни прессу, ни книги, ни водопроводную воду. Дополнительные вливания в государственную казну, безусловно, помогут федеральному министру финансов Пееру Штайнбруку (Peer Steinbruck) хоть в какой-то мере снизить дефицит государственного бюджета, чтобы наши внуки и правнуки не проклинали своих отцов и дедов за то, что последние много десятков лет подряд жили в долг. То есть, за счет будущих поколений.

А теперь попробуем подсчитать истинную, не служащую благим целям инфляцию: 3,0 – 0,2 – 0,1 – 1,3 = 1,4%. Согласитесь, что это не так уж и много! А если учесть, что в этом показателе «сидит» еще как минимум 0,6% (с 2000-го года) за счет роста цен на табак и табачные изделия, что в конечном итоге должно отвадить людей от этого зелья и улучшить здоровье нации, то останется «почти совсем ничего». О таком показателе другие страны могут только мечтать!

Любопытен также еще один нюанс. В преуспевающих Баварии и Баден-Вюрттемберге, где и уровень безработицы намного ниже, чем в среднем по стране, и материальный достаток бюргеров намного выше, а экономика развивается более значительными темпами, инфляция за последние 7 лет составила 14%. А в экономически отсталой Мекленбург-Нижней Померании, лидирующей по числу безработных и падению жизненного уровня, она равнялась 10%. Не значит ли это, что в инфляции надо видеть также и положительные стороны? И может быть, бывший канцлер Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) совершенно прав, утверждая, что «баварская инфляция гораздо лучше, чем меркелевская ситуация на рынке труда» (избирательный округ Ангелы Меркель лежит в федеральной земле Mecklenburg-Vorpommern).

Простому обывателю, конечно, трудно понять, почему повышение цен на булочки почти на 8% способствует росту благосостояния Германии, а повышение цен на нефть на мировом рынке, перешагнувшее 100-долларовый барьер, благотворно влияет на экономическое развитие не только в Азии и Латинской Америке, но также и в индустриальных странах. Но ведь цифры – это упрямая вещь. Опасно только, если рост цен выйдет из-под контроля! Что в какой-то мере, слава богу, произошло пока лишь со сливочным маслом (+ 46%), творогом (+ 37%) и некоторыми твердыми сырами (+ 30%).

СТАТИСТИКА ПАДЕНИЯ ЦЕН

Мобильная связь (Mobilfunkdienste) -63,1% с 1995-го
Интернет -54,9% с 2000-го
Телефонная связь (Festnetz) -26,2% с 1995-го
Аграрные продукты питания -10,2% с 1982-го
Недвижимость -7,2% с 1995-го
Одежда и обувь -2,7% с 2002-го
Реальные доходы населения -4,4% с 2002-го

Quelle: FTD vom 26.10.2007

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!