Создание государством бюджетного дефицита

Автор:

В номере: 2009

Сказано – сделано, и перераспределительные программы резко расширили свои масштабы. Пенсии по старости, пособия по безработице, помощь беднякам и другие социальные программы в сумме составляют теперь наиболее значительную и самую быстрорастущую часть государственных расходов. Так, только в федеральном бюджете Германии на 2006 год на нужды пенсионного страхования предусматривается выделение в качестве дотаций государственным пенсионным кассам 77,5 млрд. евро, что составляет 30% всех бюджетных расходов. На дотирование государственных касс медицинского страхования соответственно выделяется 4,2 млрд. евро, а на выплату социальных пособий длительно безработным лицам – 24,4 млрд. евро. А ведь еще дотации на эти цели предусматриваются и в бюджетах федеральных земель. Да и как быть иначе, ведь членами государственных пенсионных касс состоят почти 50 млн. человек, из которых 19 млн. являются пенсионерами, 4-5 миллионов – зарегистрированные длительно безработные лица (получающие, следовательно, социальное пособие), еще примерно 1-2 млн. человек – тоже безработные трудоспособные лица, но не получающие по разным причинам этого пособия. Итого, 24-26 млн. человек, хотя и застрахованы в государственных пенсионных кассах, но взносов туда или не платят, или за них платит опять-таки государство. Значит, примерно полтора плательщика страховых взносов приходится сегодня на одного пенсионера. Конечно, в этом случае взносов не хватает на выплату пенсий. Ведь ставка взноса составляет 19,5% (с 2007 года она поднимется до 19,9%) от брутто-заработка, а средний размер пенсии – около 48%.
Ясно поэтому, что, несмотря на грандиозные усилия и щедрость налогоплательщиков, около 5 миллионов человек в стране по-прежнему живут в бедности. В результате многолетнего осуществления перераспределительных программ расходы государства стали постоянно превышать его доходы, что привело к возникновению бюджетного дефицита, который, в свою очередь, увеличивает масштаб государственного долга. Следует сказать, что дефицитное финансирование по разным причинам вошло у современных государств в привычку. Начиная с 70 – 80-х годов прошлого столетия центральные правительства всех ведущих промышленных стран постоянно сводили бюджет с дефицитом, что, в свою очередь, приводило к разбуханию государственного долга.

Вот и в 2005 году, по сообщению федерального статистического ведомства Германии (г. Висбаден, 22 февраля 2006 г.), поступления в государственный бюджет страны на всех его уровнях хотя и возросли на 3,1 млрд.евро (0,32%) против 2004 года и составили 974,8 млрд. евро, но и расходы бюджета также несколько увеличились и составили 1049,3 млрд. евро. Таким образом, финансовый дефицит достиг в 2005 году 74,5 млрд. евро (в т.ч. на федеральном уровне – 49,6 млрд. евро), что больше чем в 2004 году на 0,4 млрд. евро. При этом нетто-задолженность по кредиту государственного бюджета возросла на всех его уровнях на 52,4 млрд. евро (в т.ч. на федеральном уровне – на 27,8 млрд.евро), что на 1,9 млрд. евро (3,8%) выше, чем в 2004 году. Суммарная задолженность государства (на всех его уровнях) на рынке ссудного капитала (Kreditmarktschulden) на конец 2005 года достигла астрономической цифры в 1.447,3 млрд. евро. Только на обслуживание федерального долга в бюджете центра предусматривается на 2006 год 39,5 млрд. евро, что составляет 20,5 центов на каждый евро налоговых поступлений в федеральный бюджет.

В чем же заключается причина бюджетного дефицита? Причина бюджетного дефицита не является тайной. Парламентарии, как на федеральном уровне, так и на местном, любят тратить деньги на социальные и инвестиционные программы, доставляющие удовольствие избирателям. В то же время они не любят увеличивать налогообложение, поскольку в этом случае издержки избирателей становятся заметны. Государственный долг является удобной альтернативой текущим налогам – он скрывает издержки и отодвигает их на будущее. «Проблема дефицита» – это проблема социально-экономической политики. Дефицитное финансирование – естественное порождение неограниченной демократической процедуры принятия решений. Не сдерживаемые конституционными нормами или стойкими убеждениями, политики, естественно, будут использовать дефицитное финансирование, чтобы скрыть от избирателей издержки своих программ.

Политические игры, потакающие групповым интересам, увеличивают расходы казны. У каждого, например члена парламента страны есть весомые основания упорно отстаивать расходы, приносящие выгоды его избирателям, и почти нет оснований возражать против расходов, предлагаемых другими. Законодатель, который попытается играть роль «сторожевого пса» в вопросе бюджетных расходов, навлечет на себя недовольство коллег, выступающих за особые программы для своих избирателей. Что еще более важно, выгоды (например, снижение налогов или падение процентных ставок) от урезания расходов и сокращения дефицита будут распределяться тонким слоем между избирателями всех округов. Таким образом, избирателям, поддерживающим того или иного члена парламента, достанется лишь малая их толика.

Так же обстоит дело и с принятием решений в местном парламенте. Парламентарии заинтересованы в проталкивании программ, помогающих их собственным округам, особенно если каждый из них сознает, что остальные поступают аналогичным образом. Кроме того, все они заинтересованы в том, чтобы скрывать от избирателей издержки государственных программ. При такой системе стимулов наиболее вероятным результатом будет большой дефицит бюджета.

Может ли дефицит привести к экономическому краху? Кредит – обычный способ ведения бизнеса. Многие крупные и прибыльные корпорации постоянно имеют непогашенный долг. Ключом к пониманию целесообразности кредита как в отношении отдельных лиц и частных фирм, так и государства, является соотношение между ожидаемым доходом и обязательствами по уплате процентов. Пока прибыль фирмы велика по сравнению с ее обязательствами по уплате процентов, долг не создает особых проблем. То же самое касается и федерального правительства. Пока у граждан есть уверенность, что государство может с помощью налогов собрать средства, необходимые для обслуживания долговых обязательств, правительство не будет иметь проблем с финансированием и рефинансированием своего непогашенного долга. Так, в федеральном бюджете Германии на 2006 год предусматривается выделение 39,5 млрд. евро на уплату процентов по государственному долгу, размер которого на федеральном уровне составляет примерно 830 млрд. евро. Это соответствует процентной ставке в 4,8%, что является не очень высокой величиной.

Расходы на обслуживание государственного долга могут, однако, расти очень быстро, и привести к истощению налоговых ресурсов. На сегодняшний день, например, расходы на уплату процентов по государственному долгу на всех уровнях – центр, федеральные земли и местные коммуны – поглощают 31 цент из каждого евро, собранного федеральным и земельными правительствами Германии за счет налогов. При большом государственном долге налогоплательщики могут не захотеть и дальше платить высокие налоги, все меньшая и меньшая часть которых будет направляться на предоставление налогоплательщикам государственных услуг. Чрезмерный долг везде приводил к финансовому краху. Экономика ряда стран, включая Боливию, Аргентину, Чили, Бразилию и Израиль, в течение последних лет разрушались непомерными долгами, эмиссией денег и стремительной инфляцией. Если темпы роста процентных обязательств федерального правительства будут по-прежнему опережать темпы роста государственных доходов, то и Германия не будет застрахована от подобной участи.

Сокращает ли увеличение налогов бюджетный дефицит? К сожалению, нет. И причина этого состоит в том, что рост бюджетных доходов побуждает парламентариев к рассмотрению еще большего количества заявок на расходы, и, в конце концов, выгоды, получаемые за счет сокращения дефицита, сводятся к нулю. Если мы действительно собираемся бороться с дефицитом, то должны модифицировать социальную и экономическую политику. Нужно изменить законы таким образом, чтобы политикам стало сложнее тратить за пределами того, что они в состоянии собрать в виде налогов. Конкретно, в сложившихся социально-экономических условиях Германии нужно решительным образом перейти от обязательного государственного пенсионного страхования к производственному и частному, а также различным формам капитального страхования жизни. Причем эти формы пенсионного страхования следует в принудительном порядке внедрять в практику. Именно эти формы пенсионного страхования (естественно, на выбор) должны стать обязательными для каждого трудящегося.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!