Преступление и наказание

Автор:

В номере: 2009

Прокуратура, полиция и, в конце концов, суды обязаны гарантировать соблюдение законов, а это в том числе значит, что только поступки, являющиеся составом преступления, могут служить причиной уголовного наказания. На практике бывает даже так, что прокуратура возбуждает дела по факту поступков, наказуемость которых законом не предусмотрена. Мало того, суды первой инстанции – призванные в отличие от прокуратуры (хотя в соответствии с законом и прокуратура обязана учитывать все обстоятельства дела – в том числе и благоприятные для обвиняемого) объективно и независимо и на основании законов рассматривать дела и выносить справедливые решения, очень часто выносят приговоры, в которых или наказание при подтвердившемся составе преступления слишком тяжелое, или даже подсудимый приговаривается за совершение якобы преступления, хотя уголовная наказуемость данного поступка не предусмотрена. В особенности если «преступник» иностранец, мигрант, бросается в глаза, что наказания очень часто бывают подчеркнуто суровыми.

В вышестоящей инстанции эти решения нередко изменяются в благоприятную для подсудимого сторону, так что во многих уголовных делах рекомендуется не соглашаться с приговором суда первой инстанции и обжаловать его в вышестоящей. Так, выходец из России, живущий в Германии, был приговорен в первой инстанции за совершение якобы преступления, ему инкриминировался ввоз иностранцев в Германию, совершаемый в виде промысла (Gewerbsmaessiges Einschleusen von Auslaendern), карающийся согласно § 95, Abs. 1, Nr. 2, Nr. 3, § 96 Abs. 1 Aufenthaltsgesetz сроком лишения свободы. Высший же суд Германии (ВGH), в этом случае вторая инстанция, отменил решение Landgericht и оправдал подсудимого в этом пункте. Суть дела заключалась в следующем: подсудимый сдавал в доме комнаты людям, приехавшим из России, Украины и Литвы, в основном это были женщины, приехавшие в Германию по туристическим визам с целью заниматься проституцией. Люди эти привозились подсудимому водителями туристических автобусов по предварительной договоренности, подсудимый помогал женщинам найти бордели для работы и за дополнительную плату продлял им по возможности туристические визы. Согласно договоренности он получал 25% от «заработанного» этими женщинами. Суд первой инстанции (в этом случае из-за тяжести наказания Landgericht), решив, что установленные факты являются составом преступления, приговорил подсудимого за ввоз иностранцев в Германию, совершаемый в виде промысла в шести случаях, и определил мерой наказания лишение свободы от 9 до 12 месяцев за каждое. Общий срок составлял 3 года и 9 месяцев (там были еще и другие пункты – как незаконное владение оружием и т.д). BGH же решил, что никакого преступления подсудимый не совершал, так как не существует соответствующего закона. Основанием для приговора служила мысль, что лица, въезжающие по туристической визе с целью работать в Германии, въезжают незаконно и находятся в Германии с момента въезда нелегально, так как цель поездки и цель визы не совпадают. Деятельность же подсудимого (предоставление жилья, помощь в поиске работы) являлась оказанием помощи иностранцам в их нелегальном пребывании в Германии, что и является уголовно наказуемым деянием. BGH же сказал, что въезжающие с шенгенской визой, независимо от действительной целью поездки, въезжают и находятся до окончания действия визы легально, легальность или нелегальность нахождения и въезда не могут определяться субъективными намерениями или желаниями, а определяются исключительно объективно – наличием или отсутствием визы. В противном случае границы уголовной наказуемости были бы размытыми и неясными, зависели бы от воли и желаний, присутствие которых в конечном итоге точно установить очень трудно, а это в свою очередь противоречит фундаментальным принципам уголовного права. Так как не существует основного преступления – нелегального въезда и нахождения иностранцев, помощь подсудимого при совершении этого «преступления» также невозможна. Подсудимый был, как уже сказано, в этом пункте оправдан.

Кроме случаев в духе вышеописанного, оправдательные приговоры возможны, например, в случае недоказуемости преступлений. Материальная правда не всегда доказуема и с помощью процессуальных правил, которые существуют в уголовном судопроизводстве, часто удается сделать так, что, например, существующие доказательства не могут быть использованы, потому, что обвиняемого не предупредили о его праве молчать или при допросах применялись запрещенные методы. Это ведет в результате отсутствия доказательств к оправдательному решению суда. Или, например, ошибка суда, такая, как не предоставление подсудимому последнего слова, ведет к тому, что приговор обязательно будет отменен в вышестоящей инстанции, если он туда попадет, что позволит, во всяком случае, добиться более мягкого наказания при повторном рассмотрении дела.

Действительность уголовного судопроизводства такова, что суды первой инстанции, очень часто перегруженные работой, делают ошибки и выносят приговоры, которые не соответстуют законам, так что даже, казалось бы, в безнадежных случаях можно так или иначе довести дело если не до оправдательного решения, то, во всяком случае, добиться более мягкого наказания. Помощь адвоката станет гарнтией в успешном завершении дела.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!