Не хотите полакомиться тухлятинкой?

Автор:

В номере: 2009

Чаще всего подобные безобразные истории случаются в Нижней Саксонии или в Баварии, где производят больше всего мясной продукции. В первой из этих федеральных земель их происходит особенно много, но виновных, как правило, не удается призвать к ответу. Да и структуры, которые позволяют тухлятине тоннами попадать в пищу, из года в год остаются неприкосновенными.

А может быть дело в том, что в 46 районах аграрной Нижней Саксонии ответственность за соблюдение санитарно-экологических норм на предприятиях несут одни и те же контролеры, причем, порой на протяжении многих десятилетий. Ну, как тут не завести удобные связи, позволяющие действовать по старинному принципу «рука руку моет». Не случайно против многих врачей сейчас ведутся дела по обвинению во взяточничестве. Еще одно доказательство больших изъянов действующей системы состоит в том, что прокуратуре зачастую приходится вмешиваться не по предписанию медиков, а по «наводке» средств массовой информации. Причем, сами немцы прекрасно знают о том, что в других государствах ЕС контроль за качеством мясной продукции налажен заметно эффективнее.

Свою лепту в усугубление нетерпимой ситуации вносит и земельное министерство сельского хозяйства, которое отказывается назвать производителей, пойманных на использовании некондиционного мяса. Чиновники ссылаются на «отсутствие правовых оснований». Журналистам остается только удивляться: тухлятина — налицо, а правовые основания — отсутствуют… Пробить стену молчания, воздвигнутую официальными инстанциями, оказывается весьма трудно, если не вовсе невозможно.

Вроде бы закон об информировании потребителей, принятый в Германии осенью прошлого года, должен был содействовать достижению этой благородной цели. Но его обставили таким количеством исключений, оговорок и отсрочек, что пока толку от него немного. Имена жуликов можно обнародовать только после того, как принято судебное решение и исчерпаны все возможности его отмены. Надо ли говорить, что по гражданским делам сроки рассмотрения затягиваются на многие годы? Во всяком случае, до сих пор не известно ни одного примера того, чтобы кто-либо получил три года тюрьмы, которые теоретически причитаются пойманному на таком злоупотреблении. Что же до штрафа в 20 тысяч евро, то он не сильно испугает того, кто пополняет свою кассу с помощью противозаконных махинаций. Даже если его и поднимут, как предполагается, до 50 тысяч евро.

Есть еще один вариант наказания, который называется длинным немецким словом «беруфсфербот» — запрет на профессию. Но и его обойти не составляет труда: у тех, кто прокручивает криминальные сделки, загодя подобраны люди из числа родственников или близких друзей, которые всегда готовы подхватить знамя, выпавшее из рук мошенника. Показательный пример — история Антона Польмана, бывшего «куриного короля Европы», некогда самого крупного в Старом Свете производителя яиц. В Германии ему еще в 1996 году пожизненно запретили заниматься разведением птицы. Тогда он перебрался в свой заокеанский филиал «Бакай эгг компании» и продолжил крутить те же делишки. Четыре года назад он получил по рукам и от американского правосудия: ловкачу сумели вменить создание на его фермах опасных для жизни условий работы. Вы думаете, господин Польман на этом успокоился? Не тут-то было! «Яичный барон» теперь разворачивается в одной из восточно-европейских стран, пишет газета «Вельт».

Между прочим, с юридической точки зрения довести до суда дело о сбыте испорченного мяса бывает далеко не всегда просто. Даже если вы обнаружите его на бойне, холодильном комбинате или в магазине, надо будет еще доказать, что его намеревались сбыть или пустить в производство, а не списать в отходы. Кстати сказать, торговые предприятия в таком случае вообще никакой ответственности не несут: все вопросы — к производителю.

Вот и выходит, что расплачиваться за все — в прямом и в переносном смысле этого слова — приходится потребителю. А что он сможет доказать, когда на следующий день после поглощения негодного мяса у него схватит живот? Тут уж, как говорится, поезд ушел…

Дурно пахнущие миллионы

Знатоки уверяют, что при той ценовой конкуренции, которая царит в мясных отделах германских супермаркетов, на свежатинке много не заработаешь. А вот на тухлятинке и мясных отходах легко можно сделать миллионы.

Чтобы представить себе, о чем идет речь, познакомимся кое с какими цифрами. Ежегодно в Германии производится 6 миллионов тонн мяса в убойном весе. Треть из этого — 2 миллиона тонн — отходы производства, которые использованию не подлежат. Однако, как известно, если нельзя, но очень хочется… Тем более, когда на кону стоят такие деньжищи!

Вот лишь один пример того, как нажился торговец мясом из баварского Вертингена. Все, что ему надо было сделать, это снабдить отходы этикеткой, соответствующей качественному мясу. А затем — загнать их в столичную товаропроводящую сеть. И все — можно подсчитывать прибыли от продажи 180 тонн товара! Перемороженное мясное барахло, срок реализации которого истек четыре года назад, сбыли самым надежным способом — через торговцев шаурмой, или денер кебабом, как ее на турецкий манер называют в Германии. А что, удобно: уже на следующий день в трехмиллионном городе не отыскать почти никаких следов злоупотребления. Как говорится, проглочено, переварено и забыто. И хорошо еще, если без последствий для здоровья.

Для того, чтобы окончательно перекрыть этот канал, федеральные и земельные власти намереваются ввести особую окраску как самих мясных отходов, так и контейнеров для них. Причем, предполагается сделать это в масштабах всего Европейского Союза, хотя Германия готова действовать и в одиночку.

Мясные отходы в ФРГ делятся на три категории. Первая (К-1) однозначно подлежит уничтожению, и ее уже сейчас красят в нестерпимо голубой цвет — «брутальблау» на жаргоне, применяемом в мясной отрасли. Некоторые из внутренностей — то, что называется ливером — относят к категории К-2. Но для нелегального бизнеса особенно интересна категория К-3 или то, что называют в Германии побочными продуктами забоя. Еще в 1980-е годы их разрешалось продавать как «малоценные мясные продукты». Теперь же они подлежат только переработке в промышленные жиры, желатин или корм для домашних животных. Цена этих отходов в зависимости от качества может составлять от нескольких центов до евро за килограмм. Понятно, что для бессовестного человека соблазн погреть на них руки оказывается слишком велик.

Германские следователи знают и еще об одном способе зарабатывать деньги на мясе — с помощью все той же пересортицы. Берется первоклассное свиное филе, декларируется как отходы К-3, и под видом корма для норок экспортируется в Россию. Поставщик, предоставивший соответствующие документы, получает при этом весомые налоговые послабления. Покупатель, который ввез «отходы», платит низкую пошлину, затем преспокойно продает товар по цене отборного мяса и делится с поставщиком. Правда, пока не удалось доказательно вскрыть ни одной такой комбинации.

А как же тухлятина? Как на зловонном мясе зарабатывали в нижнесаксонском городе Лоне, рассказали журналисты телекомпании АРД. Все просто до безобразия: испорченные свиные головы пускали на производство колбасы! А ее затем экспортировали — в Россию и Румынию. Справедливости ради заметим: кое-что оставалось и для сбыта в родных краях.

Масштаб, кстати говоря, был вполне впечатляющий: таким образом еженедельно перерабатывалось по 4 тонны безнадежно испорченных свиных голов! Понятно, что тухлятину только подмешивали к доброкачественному мясу. Но кому от этого легче?

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!