Поздняя любовь. Самый необычный проект израильского театра «Гешер» — в Германии

Автор:

В номере: 2009

Поставил спектакль художественный руководитель театра Евгений Арье по мотивам новеллы выдающегося еврейского писателя ХХ столетия, лауреата Нобелевской премии Исаака Башевиса-Зингера. На этот раз он создал трогательную, нежную, простую и, одновременно, бесконечно запутанную историю.

Радость сквозь слезы: Гарри и Этель

Итак, Поздняя любовь… Когда она приходит — меняется весь мир. Насколько она прекрасна, настолько и трагична. Умная, трогательная пьеса наполнена неповторимым еврейским юмором, который лишь подчеркивает трагизм сюжета, заставляя смеяться сквозь слезы.

Открывается занавес… И мы попадаем в мир грез и страданий некого Гарри Бендинере, который прожил очень нелегкую жизнь: пережил войну, потерял всех любимых и близких ему людей. Эмигрировав из Польши в Америку, он разбогател, но бесконечные утраты лишили его жизнь всякого смысла и радости, превратив одинокое существование в череду однообразных и бессмысленно тянущихся дней. Ко всему, его верный друг и помощник, споры с которым и ежедневные пикировки были, пожалуй, единственной ниточкой, что еще удерживала Гарри на этом свете. И вот он собрался уезжать в Израиль. Впереди — лишь безысходность. Ах, Гарри, Гарри… он разочаровался в Боге. Но Бог вернулся к нему в самый неожиданный момент. Как поется в песте «Когда ее совсем не ждешь». Бог, как повествует Библия, «есть любовь»! Случайная встреча с уже немолодой, удивительной женщиной Этель Брокелес, зажигает в сердце старика целое солнце всепоглощающей и примиряющей Любви (в роли Клара Новикова). Ничего не поделаешь. Конец этой истории трагический, любовь то поздняя.Необыкновенно талантливый спектакль живет в аплодисментах, гастролируя по всему миру. На этот раз он приезжает в Германию.

Мост двух культур или «живой театр»

«Гешер» считается лучшим драматическим театром. Театр «Гешер» (в переводе с иврита «Мост») существует уже 15 лет. Он был создан в 1991 году в самом начале массовой репатриации из бывшего СССР в Израиль, и очень скоро стал ведущим в израильском театральном. Идея прекрасна сама по себе — наведение мостов между израильской и русской культурой. В этой своей ипостаси театр давно снискал себе признание. Группа молодых актеров — учеников режиссера Евгения Арье вместе со своим учителем приехала в Израиль. Здесь к ним присоединились несколько репатриантов — артистов московских, ленинградских и рижских театров. Театр открылся спектаклем по одной из сложнейших пьес современного репертуара — «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» Т. Стоппарда в переводе Иосифа Бродского. Спустя несколько месяцев театр был приглашен в США на престижный театральный фестиваль БАМ в Нью-Йорке, где даже взыскательные критики ведущих американских изданий не пожалели для него восторженных слов. В течение нескольких лет многие спектакли театра создавались в двух языковых версиях — на русском и иврите. Это был уникальный и очень рискованный эксперимент, увенчавшийся, однако, бесспорным успехом. «Гешер», возможно, является единственным в мире театром, где одна и та же труппа, один и тот же состав артистов работает на двух языках.

С годами в театр пришли коренные израильтяне — выпускники израильских театральных школ. И, как «русские» артисты исполняют свои роли на иврите, так и уроженцы Израиля играют на русском языке.«Гешер» театр авторский: подавляющее большинство спектаклей поставлено его художественным руководителем Евгением Арье. Евгений Арье — ученик Г. Товстоногова, до отъезда в Израиль работал в БДТ, Малом Драматическом театре, в московском театре им. Маяковского, ставил спектакли во многих других театрах. Газета «Нью-Йорк Таймс» дала такую оценку театру: «Гешер» — «это живой театр, полный творческой энергии, его сильный, выразительный ансамбль играет с подлинной страстью, легко преодолевая культурные и языковые барьеры».

Новое амплуа «тети Сони»

Главную роль в грустном спектакле «Поздняя любовь» играет как ни странно комическая актриса Клара Новикова, прославившиеся когда-то на всю Россию своей милой «тетей Соней». Да… к ней привязалось это «клеше». У актеров так часто бывает. Наверно, Михаил Боярский так и останется навсегда Д. Артаньяном из «Трех мушкетеров», а Аркадий Краченцев — Урием из «Приключения Электроника». Ну а Кларе «досталась» тетя Соня… И как же трудно сломать этот барьер в сознании зрителя, тем более перебравшись рывком в столь сложную роль, где надо сыграть отнюдь невеселую «позднюю любовь» — подругу старика Гарри.

Занавес открывается. На а сцене — Клара Новикова в роле Этель Брокелес в спектакле израильского театра «Гешер». Что это значит для самой актрисы? Что она чувствует на сцене? Как шла работа над спектаклем? Над новой ролью?

Об этом рассказывает сама актриса Клара Новикова:

— Трагическую роль сыграть непросто… Я давно хотела, но как то не решалась. Не было предложений таких, какие мне хотелось бы. И вдруг мне принесли пьесу «Поздняя любовь». Прочитала и думаю: зачем мне это надо? Что ятам буду играть? Но на мой решение повлиял актер Леонид Коневский (живет и работает в Израиле), мы друзья много лет. Леня сказал тогда, что готов играть. Я, честно говоря, даже не рассчитывала, что он так быстро «созреет» для слова «да». Однако Леонид выставил условия: только чтобы это был театр «Гешер», и репетиции — только там. И чтобы это делал сам Арье. Леня много лет вэтом театре. И много лет Арье его режиссер. Ясказала: конечно. Началась работа над спектаклем. Был июль, самое жаркое лето, когда уже никто работать неможет вИзраиле. Все уехали отдыхать. Театр вэто время неработает. Война шла вИзраиле. Все взрывается рядом. Мой муж звонит из Москвы, кричит: немедленно возвращайся! Вокруг все взрывается, а ты на сцене! Я его успокаивала, тем, что это достаточно далеко, аж 100 км от нас. По понятиям московским 100 км — рукой подать, а по понятиям в Израиле это вообще какой-то другой конец страны. Но у меня страха почему-то не было… Хотя конечно очень неприятно находиться в такой атмосфере.
Моя героиня — женщина 57 лет. Мне надо играть женщину, в жизни которой было все. И пережила очень тяжелую ситуацию.Она не может изменить мужу своему. Памяти мужа. Огромная борьба идет внутри нее самой. Как-то надо устроить свою жизнь личную, тяжело же одной быть. И вместе с тем вот память. Играть было нелегко. Я незнаю, что вы увидите в результате на сцене, это лишь перечень моих ощущений. Рассказывать все не хочется. Хочется, чтобы Вы сами посмотрели. Приходите.
Смотрите! На этот раз в Германии!»

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!