Окна Шагала в Майнце

Автор:

В номере: 2009

Церковь св. Стефана очень древняя. Она была построена на фундаменте Фриденскирхе оттоновского времени (990 г.). Значение церкви для верующих было очень велико, поскольку в ней был похоронен архиепископ Виллигис, приемник апостола Германии св. Бонифация. Позднее Виллигис также был канонизирован за свою подвижническую деятельность. В 1290 — 1338 гг. церковь была перестроена в готических формах. Здание пострадало во время 30-летней войны (1618 -1648), но особенно сильные разрушения постигли его в период бомбежек 2-й Мировой войны. Тогда же церковь сильно горела. Потребовалось много времени для подготовки ее к открытию в послевоенное время.

Известно, что готические храмы украшают окна с цветными витражами. Разумеется, после войны прежние окна не сохранились. И тогда священник этой церкви Клаус Майер принял гениальное решение. Он обратился за помощью к знаменитому французскому живописцу, родившемуся в России, еврею по рождению — Марку Шагалу (1887 — 1985) и попросил выполнить эту работу. В чем же заключалась гениальность такого решения? Германия лежала в руинах. Она была ответственна за свои потери перед как перед собой, так и перед народами Европы. В том числе и перед еврейским народом, поскольку проявила постыдное усердие в «окончательном решении еврейского вопроса».

Поэтому, обратившись к Шагалу, священник сделал, во-первых, дружеский шаг по отношению к Франции, подданство которой имел Шагал, и с которой Германия долгие годы соперничала. Во-вторых, обратившись к еврею, признал право представителя этой нации на равенство с немцами. В третьих, это был жест, скрепляющий союз иудея и католической церкви. Шагал, которому в это время исполнился 89 лет, не отказался от предложенной работы. Он работал над этими витражами с 1976 по 1985 годы, то есть до конца своих дней.

Наши соотечественники хорошо знают Шагала. Но давайте все-таки в нескольких словах напомним историю жизни этого художника. Он был первым из десяти детей бедного торговца рыбой из города Витебска. Город этот был глубокой провинцией и отличался соответствующим укладом жизни. Его отец был, как и полагалось еврею, религиозным человеком. Ему не могло нравиться, что старший сын хочет быть художником. Дело в том, что религия евреев не одобряет изображения людей. Эта особенность присуща многим восточным религиям. Однако Марк был, безусловно, одаренным именно в этой области творчества юношей и продолжил учебу. Он сохранил на всю жизнь воспоминания о детстве в тихом и уютном городе. А свой неповторимый стиль в живописи он нашел довольно быстро и не менял его всю жизнь, оставаясь тем не менее интересным. Он часто писал влюбленные пары, скрипачей, коз, маленькие домишки, темные улочки слабо освещенные фонарями, еврейских невест, петухов, букеты цветов, цирк, часы. Люди и животные на его картинах запросто летали или разгуливали по крышам. В каждый изображаемый мотив Шагал привносил уютную атмосферу провинциального городка с неспешной, обстоятельной жизнью. Его живопись всегда сердечна и добра, как сказка перед сном.

Шагал покинул Россию навсегда в 1922 году и через Литву перебрался сначала в Берлин, а потом в Париж. Он прожил долгую жизнь, много путешествовал, занимался различными темами и пробовал свои силы в разных видах искусства. В Германии в период нахождения фашистов у власти все произведения искусства, не отвечающие эстетике национал-социалистов, подвергались безжалостному уничтожению. В 1933 году в Манхайме по приказу Геринга были сожжены картины Шагала, несмотря на то, что он уже был знаменитым художником.

В 1937 году художник принял французское подданство. Во время 2-й Мировой войны Шагал был вынужден эмигрировать в США. Затем вернулся и жил до конца своих дней во Франции. Для нас важно то, что он происходил из религиозной семьи и что к Библейским сюжетам он обращался еще в 1930-е годы. Тогда он выполнил около 90 гравюр на темы Ветхозаветной истории. Итак, Библия была ему не нова.

Не был он новичком и в живописи по стеклу. Ко времени заказа из Майнца он уже создал витражи в ряде европейских церквей, а также окна в Университете Иерусалима (Израиль) и в Институте искусств в Калифорнии (США). Хотя работа над майнцскими витражами длилась несколько лет и выполнялась в несколько этапов, все они находятся в логической и гармонической связи друг с другом. Первое, что обращает на себя внимание, это то, что все окна решены в голубом тоне. Голубой тон хорошо подходит для медитативного созерцания: он внушает ощущения покоя и надежды. И еще, это цвет неба.

Поскольку Шагалу к началу этой работы исполнился 89 лет, он не посещал Майнц. Он выполнил акварельные эскизы, которые другими мастерами переводились в натуральный размер и выполнялись в материале. Это, кстати, обычная практика работы над витражами. Выполняли витражи в Ателье Жака Симона в Реймсе (Франция). Там приготовленные стекла временно скреплялись и передавались Шагалу в его Ателье на юге Франции. Специальным составом художник прорисовывал детали и подробности черным цветом. Все это было в эскизах, но он считал необходимым окончательные штрихи вносить своей рукой.

Сначала было выполнено центральное окно восточного, главного хора. Оно было посвящено Богу отцов. Снизу вверх шли следующие сюжеты «Авраам и три ангела», «Молитва Авраама за Содом и Гоморру», «Жертвоприношение Исаака», «Сон Иакова», «Моисей, приносящий народу законы».

Затем он подготовил эскизы для двух окон, фланкирующих главное. Очень интересен выбор сюжетов. В современной литературе обсуждается вопрос о роли женского начала в мире и в религии. Многие читали об этом, например, в книгах Д.Брауна «Код Да Винчи», П.Коэльо «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала», Л.Васильевой «Жены русской короны» и другие. Долгие века женщине отводилась, в лучшем случае, вспомогательная роль, а чаще вообще неоправданно заниженная. А ведь гармония мира зиждется на равновесии двух начал — женского и мужского. Шагал интуитивно, как это часто происходит с творческими натурами, почувствовал эту тему. Поэтому у него правое окно «Мужское окно», а левое — «Женское окно». Это не означает, что в одном окне представлены только женщины, а в другом только мужчины. Ведь они связаны между собой и равны по значению. Сюжеты из Библии перекликаются между собой: пророк и пророчица, царь и царица.

Интересно и то, что на «женском» окне часто встречается мотив дерева — древнейшего символа жизни. А кто же, как ни женщина, связана с таинством зарождения жизни? В женском окне снизу вверх находятся «Адам и Ева в райском саду», «Дебора, судья и пророчица под пальмой», «Сватовство Исаака», «Вирсавия и царь Давид», «Молитва Сарры о ребенке».

В правом, мужском окне — снизу вверх «Сотворение человека», «Ной и ковчег», «Пророк Илия», «Король Давид-псалмопевец», «Мария с младенцем» и «Слуга господа — Христос». Мы уже упоминали, что Шагал любил изображать любовные пары. И здесь он изобразил в окне на левой стороне главного хора влюбленную пару, славящую творца. Как знать, может быть, именно любовь и творчество продлили так основательно жизнь самого Шагала. Ведь это очень мощные стимулы для жизни. На окнах боковых нефов Шагал представил растительный мир, славящий творца. Ведь по Библии Бог сотворил весь живой мир, включая растения. Яркие винно-красные пятна цвета в верхней части окон могут вызывать ассоциации с драгоценными камнями или фейерверком, обозначающими ликование небесного Иерусалима.

Окна церкви из-за своих размеров и сложности их изготовления работа не из дешевых. Она смогла быть выполнена благодаря щедрым пожертвованиям. Одним из значительных жертвователей был сам Шагал. Он отказался от части гонорара. Это очень солидное пожертвование с учетом объема окон готического храма и соответственно его работы над ними. Если вдуматься, то работа над витражами была для Шагала духовным и физическим подвигом. Ведь во время этой огромной работы возраст мастера был достаточно преклонным, от 89 до 98 лет!

Итак, 9 главных витражей были выполнены Шагалом. Последние 18 окон выполнены Шарлем Марком, на чем настаивал сам Шагал. Шарль Марк руководил мастерской, работавшей в Реймсе над витражами Шагала в разных городах и странах на протяжении 28 лет. Их связывало не только творчество, но и глубокая дружба. Шагал не ошибся в выборе приемника. Марк не копировал манеру Шагала и не подражал ему, а довольно деликатно и бережно развивал тему, не нарушив замысла и не вступив с ним в диссонанс. Хотя внимательный зритель найдет различия в их работе.

В западном хоре в окнах появляется мотив белых птиц в синем небе, которые могут вызывать ассоциации с парением святого духа, а так же мотив радуги и изображения солнца и луны в двух круглых окнах. Таким образом, в рамках одного церковного пространства представлена вся обитаемая вселенная, объединенная ликующей хвалой Творцу.

В заключение стоит сказать несколько слов о технических особенностях этой работы. Общая площадь окон 177,6 кв. м. По подсчетам специалистов, в окнах использовано около 50 оттенков голубого цвета. Причем, в окнах, выходящих на сторону, где восходит солнце, тона в целом более светлые, чем в окнах, выходящих на закатную сторону. Еще одно любопытное наблюдение: в двух боковых окнах главного восточного алтаря фигуры боковых окон в соответствии с законами перспективы немного крупнее тех, которые находятся в центральном окне.

История создания этих окон наглядный пример того, что только творчество и объединение дают позитивные результаты. И этим надо очень дорожить в непростом современном мире.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!