Жизнь и судьба генерала Шепетова

Автор:

В номере: 2009

(памяти воинов, не доживших до Победы)

«Но о тех, кто уже не придет никогда,
— заклинаю,- помните!»
Роберт Рождественский «Реквием»

Отношение государства. Эти люди были дважды преданы государством, которое они защищали: первый раз, когда Советское правительство не признало Гаагскую конвенцию и Декларацию 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны и не подписало Женевскую конвенцию 1929 г., определявшую правовой статус военнопленных (хотя эта конвенция была подписана 47 странами), оставив, тем самым, советских пленных без всякой защиты и контроля со стороны Международного Красного Креста и других организаций, помогавших пленным западных стран, и развязав нацистам руки для истязаний своих беззащитных жертв, а второй — когда устами Верховного Главнокомандующего И. Сталина заявило: «У нас нет военнопленных. У нас есть предатели». Приказом № 270 от 16 августа 1941 г., подписанным И. Сталиным, В. Молотовым, С. Буденным, К. Ворошиловым и С. Тимошенко, все советские военнопленные объявлялись дезертирами, предателями и изменниками, большая часть наших военнопленных, освобожденных в 1945 г. из немецких лагерей, была позднее направлена на «исправление» в лагеря советские, где условия содержания были не лучше. По тому же приказу их семьи подлежали аресту, «как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров». Семьи солдат лишались льгот, представляемых семьям участников войны, лагерное «пятно» сопровождало их всю оставшуюся жизнь.

Западные же военнопленные после возвращения на родину признавались ветеранами войны, награждались специальной «Медалью военнопленного», пользовались почетом и уважением. Более того, в США бывшие военнопленные получили денежную компенсацию за недостаточное питание, бесчеловечное обращение и использование неоплачиваемого физического труда в немецком плену.

В особенности «досталось» пленным офицерам и генералам, у которых была «широкая» амплитуда выбора: от судьбы зверски замученного генерала Карбышева до судьбы коллаборанта генерала Власова. В плену оказалось 83 советских генерала (немецких — в 5 раз больше!), причем 63 из них — в первые 6 месяцев войны. Большинство генералов было либо ранено, либо находилось в бессознательном состоянии. Из них 26 погибли, 5 бежали из плена. На сторону противника перешли 12 (РОА — армия генерала А. Власова). Почти все генералы, оказавшиеся в плену, заочно были осуждены и приговорены к расстрелу (независимо от обстоятельств пленения), а их жены и родители решением Особого совещания при НКВД, как члены семей изменников Родины, направлены на разные сроки в исправительно-трудовые лагеря или сосланы в Сибирь и другие отдаленные места.

Начало. О судьбе одного из этих погибших в плену, но не сломленных советских генералов — наш рассказ. Письма от Героя Советского Союза генерала Ивана Шепетова перестали приходить с 1942 г., но только в 1944 г. его жена получила из военкомата извещение, что ее муж пропал без вести. Статус «пропавшего без вести» с точки зрения возможных репрессий был все же лучше, чем статус военнопленного, но тень подозрения сопровождала семью еще целых 20 лет. Упоминать имя мужа было небезопасно, оно было вычеркнуто из всех списков частей, где служил генерал. Реабилитация военнопленных шла тяжело и медленно. И только Указ Президента РФ Б. Ельцина от 24.01.1995 г. поставил точку в этом деле.

Сегодня доброе имя Ивана Шепетова восстановлено. В родном городе генерала Днепродзержинске, его именем названа улица, а на металлургическом заводе, где он работал, установлен его бюст. Улица его имени есть и в г. Николаеве, который генерал оборонял. Мемориальные доски установлены в Днепродзержинске (1967г.), в Черновцах (1992 г.) и на станции Грейгово (1986). Но оставались невыясненными обстоятельства его пребывания в плену и его гибели. Дело в том, что материалы о советских военнопленных находятся в разных странах: основная часть («зеленые карточки») — в Центральном архиве Минобороны РФ в Подольске, а учетные книги концлагеря Флоссенбюрг (Flossenbuerg), где окончил свой жизненный путь генерал Шепетов, — в библиотеке Конгресса США.

Однажды мне позвонил мой давний знакомый, знающий о моих публикациях на эту тему в нашем журнале, и попросил помочь сыну генерала, живущему в Санкт-Петербурге, разыскать в Германии следы отца. Поиски в интернете привели меня к г-ну Иоганнесу Ибелю (Johannes Ibel), сотруднику отдела поиска и систематизации информации о заключенных концлагеря Флоссенбюрг. После интенсивного обмена письмами между Санкт-Петербургом, Франкфуртом и Флоссенбюргом, моего посещения самого лагеря и беседы с г-ном J. Ibel, молодым человеком, потратившим много труда и времени на возвращение жертвам нацистского террора их имен, удалось выяснить обстоятельства пребывания в плену и гибели генерала Шепетова.

До пленения. Довоенная судьба генерала Шепетова типична для советского офицера. Родился 11 июля 1902 г. в г. Днепродзержинске в рабочей семье. Работал токарем на заводе. В 1918 г. добровольцем вступил в Красную армию. После окончания Полтавской пехотной школы и кавалерийского училища командовал различными кавалерийскими подразделениями. В 1934 г. окончил Военную академию имени М.В.Фрунзе. Служил там, куда направляла партия. Войну полковник Шепетов встретил в должности командира 96-й горно-стрелковой дивизии в Киевском особом военном округе.

С начала ВОВ в составе 18-й армии сражался на Южном фронте. В августе 1941 г. в районе станции Грейгово Николаевской области дивизия Шепетова прорвала кольцо окружения и обеспечила переправу армии через Днепр. За эти боевые заслуги Шепетову 9 ноября 1941 г. было присвоено звание Героя Советского Союза, а 12 октября 1941 г. — звание генерал-майора. В мае 1942 г. в ходе Харьковского сражения дивизия Шепетова в составе всего Юго-Западного фронта попала в окружение. При попытке прорыва севернее г. Изюм Шепетов был серьезно ранен и захвачен в плен. После немецкого госпиталя в крепости Летцен переведен в июле 1942 г. в офицерский лагерь вермахта Хаммельбург, где получил лагерный номер 1646. Перевод офицеров из лагеря в лагерь был обычной практикой: офицеров долго в одном лагере не держали, справедливо опасаясь возникновения организованного сопротивления. Их переводили из категории военнопленных в категорию политических преступников. Могли за что угодно: за длинный язык, за агитацию против РОА, за побеги, за саботаж. В Хаммельбурге Шепетов получил т.н. «зеленую карточку» вермахта, куда заносились все сведения о военнопленном. Чтобы обезопасить свою семью от возможных репрессий, как со стороны гестапо (г. Кировоград, где они жили, был оккупирован), так и со стороны НКВД, генерал сознательно указал в своей «зеленой карточке» неверные данные о своей семье, чем спас жену и сына о высылки в советский лагерь.

КЦ Хаммельбург. Для офицеров Красной Армии вермахт летом 1941 года создал на территории полигона Хаммельбург в Нижней Франкии к северу от Вюрцбурга офицерский лагерь — офлаг 13-Д. В общей сложности в этом лагере было зарегистрировано более 18000 советских офицеров, из них более 5000 попало в лагерь еще в декабре 1941 г.

Военнопленные офицеры тщательно проверялись гестапо (Geheimstaatspolizei) чтобы выявить среди пленных так называемых «особо опасные элементы» — политработников, интеллигентов, евреев. Их тут же уничтожали. До лета 1942 года было выявлено и расстреляно не менее 1100 «ненадежных» офицеров.

Суровая правда войны состояла и в том, что среди пленных офицеров нашлось достаточно много желающих сотрудничать с немцами. Из этих перебежчиков немцы создали в лагере комитет «Русской трудовой народной партии — РТНП», цель которой заключалась в свержении Советской власти при помощи фашистской Германии. Добровольные помощники СС (Schutzstaffel- отряд защиты) из этого комитета доносили администрации лагеря о антифашистских высказываниях и антифашистской деятельности советских военнопленных офицеров. Шепетов сразу занял непримиримую позицию по отношению к перебежчикам. И его на основании этих доносов вместе с генералами Тонконоговым, Тхором и полковниками Продимовым и Новодаровым отправили в пересыльную тюрьму гестапо г. Нюрнберга, а оттуда в лагерь уничтожения Флоссенбюрг.

Г-н Ибель передал мне выписку из книги регистрации узников этой тюрьмы. Там под номером 837 значится генерал Иван Шепетов, поступивший 19 декабря 1942 г. в 7-30 утра и направленный по приказу гестапо 5 января 1943 г. в 6-09 час. утра (вот она немецкая пунктуальность!) во Флоссенбюрг.

КЦ Флоссенбюрг. Штрафной концлагерь СС для политических заключенных и неблагонадежных военнопленных, «перевоспитание» которых считалось невозможным, был здесь основан в мае 1938 г. для обеспечения «рабочей силой» близлежащих гранитных каменоломен и спрятанного там предприятия фирмы Мессершмитт. Работа в каменоломнях относилась к разряду самых тяжелых и опаcных для жизни и служила для медленного уничтожения узников из самой Германии, из Польши, СССР, Венгрии, Чехии и других стран Европы. Всего через лагерь прошло примерно 100 000 узников, 30 000 из них погибли от нечеловеческих условий труда и содержания, болезней, были расстреляны или повешены на главной площади, где для этой цели была установлена стационарная виселица. Казни, в основном, были публичными, на глазах у выстроенных навытяжку узников. Тела убитых сжигались в специально построеном крематории. Для тайных казней противников режима, которые не документировались, был большой подвал во дворе крематория, где на специальных станках стояли пулеметы. Лагерь немцы охраняли вместе с украинским батальоном СС из Галичины. На воротах лагеря было издевательски написано: «Arbeit macht frei — работа делает свободным». В лагерном бараке площадью 400 м2 на трехъярусных кроватях размещалось до 1000 человек. За плохо заправленную кровать — порка: 25 ударов плетью.

Жуткие условия Флоссенбюрга доводили человека почти до животного состояния, чем пользовались эсэсовцы: провинившихся узников пороли и вешали сами заключенные. Был и отдельный арестантский барак из 40 камер, где особо важных узников пытали, морили голодом и держали в темноте. Более тысячи заключенных были казнены во дворе здания, среди них участники заговора против Гитлера: шеф военной разведки адмирал Канарис, пастор Бонхеффер, начальник штаба Абвера генерал — майор Остер. В отдельных трех, огороженных колючей проволокой бараках, содержались советские военнопленные, для уничтожения которых была разработана специальная программа, предусматривавшая отработку смертельных инъекций различных ядов. Флоссенбюрг был освобожден 90 пехотной дивизией США 23 апреля 1945 года.

В донесении отдела военных преступлений военной прокуратуры штаба 3 американской армии от 21 июня 1945 года отмечалось: «В 1941 году был построен новый корпус в лагере Флоссенбюрг, рассчитанный на 2 тысячи русских военнопленных. Из этих двух тысяч пленных выжили только 102 человека. Флоссенбюргский концентрационный лагерь можно лучше всего описать как фабрику смерти. Хотя, на первый взгляд, основным назначением лагеря являлось использование массового рабского труда, он имел другое назначение — уничтожение людей путем применения специальных методов при обращении с заключенными. Голод и голодная смерть, садизм, плохая одежда, отсутствие медицинского обслуживания, болезни, избиения, виселицы, замораживание, вынужденные самоубийства, расстрелы и т. п., все это играло главную роль в достижении их цели. Заключенных убивали без разбора; преднамеренные убийства евреев были обычны; впрыскивание яда, расстрелы в затылок были ежедневными событиями; свирепствовавшие эпидемии брюшного и сыпного тифа, которым предоставляли неистовствовать, служили средством уничтожения заключенных; человеческая жизнь в этом лагере ничего не значила. Убийство стало обычным делом, настолько обычным, что несчастные жертвы просто приветствовали смерть, когда она наступала быстро».

Когда я писал эти строки, мне попалась на глаза информация об условиях содержания заключенных в современной Германии. Заключенные берлинской тюрьмы, временно помещенные в двухместную камеру без отдельного туалета, подали жалобу в суд на действия тюремной администрации и выиграли дело. Суд признал условия их содержания унижающими человеческое достоинство заключенного и, тем самым, нарушающими Конституцию страны. А ландтаг земли Гессен отклонил проект закона, предусматривавший ликвидацию бассейнов для заключенных в тюрьмах земли из — за экономических трудностей. Депутаты посчитали, что заключенные и так ограничены в правах, и лишать их еще и права поплавать в бассейне просто негуманно.

Вот как далеко шагнула Германия всего за 60 лет — срок жизни одного поколения, и какой страшной ценой оплачены ее сегодняшние демократические ценности! Через Флоссенбюрг прошли бывший командующий 32-й армией генерал Вишневский и генерал Дмитрий Карбышев, приговор которому гласил: «Направить в концлагерь Флоссенбюрг на каторжные работы. Не делать никаких скидок на звание и возраст». В январе 1943г. здесь был казнен генерал-майор Тхор. Осенью 1943 г. заболел туберкулезом и был забит камнями бывший зам. командира 11-го мехкорпуса генерал Макаров. Там же в январе 1944-го погиб последний командующий знаменитой обороны Севастополя генерал Новиков. 1 марта 1944 г. до смерти забили палками экс — командира 137-й стрелковой дивизии генерала Данилова.

Настал черед и самого генерала Шепетова. 7 июля 1943 г. во дворе крематория его в соответствии с распоряжением оперативного командования вермахта от 19 апреля 1943 г., предусматривавшим передачу гестапо советских офицеров, отрицательно влияющих на военнопленных, подвергнули «специальному обращению»: тайно казнили. Могила его не известна.

Город Флоссенбюрг расположен на северо-западе Баварии, в горной местности недалеко от чешской границы, практически в середине Европы, о чем свидетельствует специальный знак. Сегодня это климатический курорт, а на территории бывшего лагеря создан мемориальный комплекс «Долина смерти», включающий «Площадь наций» с могильными плитами жертвам из разных стран и памятник с надписью по латински «consorties — товарищам», символизирующей общую судьбу всех узников КЦ Флоссенбюрг. Из пепла сожженных в крематории узников сооружена «Пирамида пепла». Прах одного узника весит 300 г. Я представляю самим читателям прикинуть, сколько нужно было убить людей для такой пирамиды, в которой, может быть, и хранится прах воина Ивана Шепетова, храбро защищавшего свой народ и не предавшего его даже в самые страшные моменты своей короткой жизни. Бережно хранит память об отце его сын Юрий, передавший именные часы генерала и его фото в мемориальный комплекс Флоссенбюрга, где создается постоянная экспозиция о бывших узниках лагеря. Теперь Иван Шепетов будет увековечен и на немецкой земле.

Светлая Вам память, тов. генерал, и низкий поклон от нас, живых!

Автор благодарит Юрия Шепетова, Игоря Райфа и г-на Йоганнеса Ибеля за помощь и предоставленные информацию и фотографии, использованные в этой статье.

Архив

Anzeige

Anzeige

Присоединяйся!